На небесах только и разговоров, что о свободе

17:49 | 8 ноября 2016

«Прекрасное далёко»

Данила Привалов

Режиссёр — Пётр Орлов

Художник — Леонид Пантин

Композитор — Владимир Брусс

Очень простыми словами о самом важном говорят актёры со зрителем в новом спектакле Рыбинского драматического театра «Прекрасное далёко». Режиссёр Петр Орлов обращается к современной драматургии, но не пытается эпатировать, как это часто бывает, когда материалом становится пьеса молодого автора. Спектакль получился камерным, хотя идёт на большой зал. На максимальное сближение зрителя и актёра работают и художественное решение, и смысловые акценты. Действие происходит в вымышленном пространстве, в которое попадает человек после смерти. Заглянуть в такое «запределье» интересно каждому, ведь все когда-то задаются вопросом — а что потом? Что будет, когда я умру?

Спектакль «Прекрасное далёко» хорош предельной ясностью мысли его создателей. Жить нужно сейчас. Проживать каждое мгновение здесь, потому что там — бесконечность, бездна времени, которое не на что тратить. Оказывается, когда нет возможности умереть, то и жить не интересно. Земную жизнь герои называют «свободой». Хотя теперь у них есть крылья, и они умеют летать, но внутренне они не чувствуют этого полёта. Он был там — на земле, когда ездили машины, когда капал дождь, когда можно было сидеть на берегу. Здесь у них есть бесконечное пространство, но оно им неинтересно. Самое лучшее — это сильно захотеть и увидеть хоть ненадолго то, что происходит сейчас на «свободе». Только очень трудно потом опять возвращаться к новой действительности, где ангелы, где всё есть, но где ничего не хочется.

Герои спектакля — небольшая «семья», ангелы, которые выбрали себе в лесу место, чтобы «скоротать» бесконечность. Лес — условный. В нём не деревья, а множество лестниц. Лестница — многозначный символ. Она и способ связи двух миров, и знак построения божественной вертикали. Каждый из героев несёт в себе свою эпоху. Самый старый из них — Сан Саныч (Владимир Калюкин) — он, кажется, знает уже всё про миры, из которого герои пришли, и в котором они теперь находятся. Его уважают, к нему прислушиваются. За спиной он носит свою лестницу. Центральный момент этой роли — монолог, который Сан Саныч обращает к Богу. Он постоянно говорит, что его нет, но в то же время он к нему всех ближе, потому что он постоянно о нём думает, обращается к нему. Отрицание Бога — провокация и воплощение противоречивости человеческой природы, которую не утратил «ангел».

Молодая девушка Маруся (Дарья Кошелева) — следующая из героев, кто попал в этот бескрайний мир и «прибился» к Сан Санычу. Она погибла от рук жениха, может быть, в веке 19-м. Тётя Таня (Людмила Храновская) умерла в блокаду. На Серёгу (Алексей Батраков) упала плита, отвалившаяся от стройки коммунизма. Тоха (Сергей Шарагин) погиб в бессмысленной войне. Он даже не знает, что отвечать, когда у него спрашивают, с кем он воевал. Мир, из которого они пришли, абсурден, человек в нём не просто смертен, а смертен совершенно нелепо. Но герои не абстрагировались от этой «свободы». Они всё ещё живут её проблемами, их интересует всё, что происходит на Земле. Серёгу волнует, почему тот, кто теперь там «главный», хочет участия в бессмысленной войне. Он пишет ему письмо, и другие герои пишут письма — кто близким, а у кого не осталось близких — далёким.

Последним попадает к ним Вася (Сергей Молодцов). Вася никак не может научиться летать. Но кажется, это именно из-за того, что он не утратил внутреннего полёта. Он пока ближе всех к «свободе». Он не готов законсервировать себя в этой бездне времени. Он мечтает об одном миге, но прожитом на земле. Он ещё не «привык», как остальные герои. Появление нового «ангела» немного «оживляет» привычное бытие героев. Маруся всё чаще спрашивает у тёти Тани про любовь. У героев появилась надежда, что выбраться отсюда или хотя бы связаться с теми, кто на «свободе», возможно.

Есть кое-что, что осталось важным и в новом бесконечном мире. В этой необъятной бездне времени и пространства самое главное — научиться любить. Найти кого-то, кого станешь любить сильнее, чем всех остальных. С этим люди едва справляются и на «свободе». Вася пробудил в Марусе желание полюбить. Она снова стала чувствовать себя больше девушкой, чем ангелом. Как-то инстинктивно потянувшись к Васе, она нашла для них обоих путь к «свободе». Хотя зритель наверняка не знает, куда пропали Вася с Марусей. Этого не знает даже Сан Саныч. Такого он ещё не видел, чтобы два ангела слились в любви и просто исчезли.

В спектакле мало развития действия, он получился неспешным, и у зрителя есть возможность всё осмыслить. Его форма — последовательность сцен из жизни героев. В этих эпизодах гораздо важнее слово и эмоция, которую вкладывают в него актеры. Актёрские работы получились ровными, но есть заметная разница в том, какое сценическое существование выбирали для себя актёры. Алексей Батраков создает образ человека, который когда-то строил коммунизм и свято верил своим вождям. Но то количество времени, которое герои «прожили» став ангелами, стирает явную принадлежность к эпохе. Алексей создает многослойный образ. Его герой остаётся верен принципам Серёги, который когда-то строил БАМ, но к этому восприятию примешивается личное отношение актёра — ирония, которая возникает у Серёги, когда он смотрит на свою эпоху сквозь призму пройденного времени.

В финале персонажи поют песню «Прекрасное далёко». Кажется, в этой постановке всё предельно просто. И даже финал очевидный. Но в этой простоте срабатывает какой-то механизм бессознательного. Простое вдруг порождает что-то, что уже не так легко объяснить при всей ясности мысли спектакля. Почему-то зрителю становится очень хорошо от того, что он-то сейчас на «свободе», но вместе с тем что-то сильно щемит в душе. На таком «противочувствовании» и строится то, что называется искусством.

Фото Татьяны Петрушовой

Автор: Ляля Кацман
+3

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Квартиры в Мариевке / окт2017 - новости