Школа — не только уроки, контрольные, перемены, экскурсии, походы и дни именинника раз в четверть. Это то самое место, где ребёнок учится самостоятельно устанавливать взаимоотношения со сверстниками, с детьми старше по возрасту и взрослыми. Но иногда встречаются психологическое давление, насмешки, травля, угрозы. Жертвой буллинга может стать любой человек.

Многие считают, что такую «школу жизни» должен пройти каждый: научиться самостоятельно справляться с неприятностями, переживаниями, уметь дать отпор обидчикам. Но так ли это на самом деле? Влияют ли травмы школьных лет на взрослую жизнь или остаются в детстве? Может ли ребёнок или подросток решить проблемы буллинга? «Черёмуха» записала истории тех, кто подвергся буллингу в школе. По понятным причинам имена героев изменены.

«Школа стала испытанием для всей семьи»

Ирина, 36 лет, мама девятилетней Арины, ученицы четвёртого класса

Арина очень ждала, когда пойдёт в школу, с любовью и радостным ожиданием выбирала тетради, карандаши, пенал, примеряла новое платье. Девочка росла смышлёной, поэтому на семейном совете решили отдать её в школу, когда ей не было семи — в шесть лет и девять месяцев. Внешность дочери, прямо скажем, далека от общепринятых стандартов красоты — не уродина, конечно, но весьма своеобразная.

Сейчас дети рано обращают внимание на внешний вид, а потому этот вопрос мы уже проговаривали. Я показывала Арине фотографии знаменитых моделей и говорила о том, что успешными и востребованными они стали именно благодаря своей нестандартной внешности — это их выделило среди конкуренток, заставило обратить на них внимание. Без внимания не осталась и моя Арина.

С первых дней десятки обидных прозвищ. С ней не хотели сидеть за партой, сторонились, будто она больна и опасна для окружающих. Говорила с классным руководителем, но она всячески меня успокаивала, считая, что я преувеличиваю проблему.

Через некоторое время стала замечать, что дочь всячески отлынивает от учёбы: любознательный, живой ребёнок стал похож на загнанного молчаливого зверька. Неоднократно ловила её на том, что она выдумывала себе болезни, лишь бы не идти в школу. На руках то и дело появлялись синяки и ссадины — не критичные, но ведь речь шла о первом классе. Чего ждать в будущем?

«Нужно учиться контактировать с другими детьми, она сама настроена негативно по отношению к школе» — вердикт местного психолога звучал безапелляционно.

К весне, когда близились первые летние каникулы, у Арины появились симптомы энуреза. Видеть, как утром дочь старается незаметно прошмыгнуть в ванную с простынёй в руках, очень тяжело. Чувствовала бессилие и вину за то, что ей плохо, а я не смогла её защитить. Во второй класс мы пошли уже в другую школу. С заболеванием боремся до сих пор, результаты положительные, но до победы ещё не близко.

«Опровергнуть то, во что остальные уже поверили»

Антон, 19 лет, студент вуза

Учился в обычной школе, в отдалённом районе, о котором в местных СМИ пишут как о районе с «неблагополучной криминогенной обстановкой». С ранних лет увлёкся танцами. Сначала занимался по настоянию мамы, потом понял, что это красивый спорт, со своими правилами, требованиями, возможностями. Одноклассники занимались борьбой, футболом и хоккеем, к старшим классам многие увлеклись модным паркуром.

В классе седьмом-восьмом на уроке физкультуры учитель долго смотрел на нас, потом брякнул в мою сторону: «Что ж ты задом так крутишь, когда бежишь? Соблазнить кого-то решил?» После урока в раздевалке одноклассники задали вопрос о моей ориентации напрямую. Попробовал отшутиться, но не вышло — «приговор» мне уже вынесли.

Попытки что-то объяснить и доказать ни к чему хорошему не привели. Мне «по-мужски» объясняли, что «нормальный мужик» в «колготках с блестяшками» не ходит. Синяки долго прятать не получилось — заметили родители, ругали меня, ругались в школе. Ситуацию это только ухудшило. Кое-как «допинал» 11 классов, заметно просев по оценкам. К счастью, хватило баллов, чтобы поступить в вуз и уехать из города. Надеюсь, повезёт, и сюда я больше не вернусь.

«Перемены между уроками — мой личный ад»

Анна, 14 лет, ученица восьмого класса

Вы только школу и класс не пишите, ладно? Мне неприятностей хватает. Для травли не нужна конкретная причина, достаточно того, что ты в чём-то отличаешься от остальных. Я всегда была какой-то хилой, нескладной. Даже на детских фото выделяюсь: тонкие руки-ноги, бледное лицо с подглазинами, будто меня в подземелье держали. Физическая активность — совсем не про меня. А вот учёба даётся на удивление легко.

Похвалы учителей действовали на одноклассников как красная тряпка на быков. Обзывали, игнорировали, толкали, запирали в туалете и раздевалке, а потом «удивлялись», что я не смогла открыть двери — надо ведь было дёрнуть ручку сильнее.

Ситуацию усугубляло то, что класса до шестого меня встречала бабушка: видя, как ко мне относятся сверстники, пыталась стыдить их, ругалась… и становилась объектом для насмешек.

Перед контрольными ребята старались «подружиться» со мной. Но списывать я не давала — считаю, что помогать таким «друзьям» не было оснований. Я стала специально хуже учиться, чтобы как-то наладить отношения с ровесниками, но мои спланированные «промахи» вызывали злорадные усмешки.

Перемены — мой личный ад: я просто молча сижу за партой или стою у окна, мысленно молюсь о том, чтобы меня никто не заметил. Просила родителей перевести в другую школу, но они отказались сразу. По мнению взрослых, я должна научиться «решать проблемы» с «неудобными» людьми. Скажите, как?

«Я стала человеком-одиночкой»

Анна, 32 года, юрист

Моя мама работала в городской администрации, об этом знали и мои одноклассники, и учителя. Я точно помню, что никогда не считала мамину работу какой-то особенной, но все вокруг думали иначе. Меня называли «маменькой дочкой», старались как-то задеть и при этом предлагали «бежать и жаловаться маме». Учителя не отставали от детей. За любую оплошность в учёбе называли «маминым позором».

Действительно, как у чиновницы могло появиться такое недоразумение, как я? Было стыдно и очень обидно. Я помню, что всегда огрызалась в ответ — говорила, что «мама всех уволит и в тюрьму посадит». Успех на региональной олимпиаде по математике стал поводом для сплетен: мол, такие результаты не обошлись без вмешательства моей родительницы.

Мама, кстати, предпочитала не вмешиваться в ситуацию, а в старших классах перевела в другую школу. Решение не самое удачное: имея негативный опыт и совершенно не понимая, как установить отношения в новом классе, я вновь стала изгоем.

Очевидно, на нервной почве быстро набрала вес. К обычным уже издевательствам прибавилось прозвище «свинобаза» — по мнению окружающих, моя вполне обеспеченная семья все доходы тратила только на еду, поэтому моя фигура далека от совершенства. Как-то перед уроком физкультуры, пока я была в туалете, девчонки подпороли срединный шов на спортивных брюках. Во время первого же наклона в начале урока, когда все дружно выполняли разминочные упражнения, я в прямом смысле слова осталась без штанов.

Что дальше? Я твёрдо решила стать юристом, чтобы наказать обидчиков.

Мечта сбылась частично: юристом стала, а вот с теми, кто превратил моё школьное детство в кошмар, разобраться, конечно, не получилось — ответственность за такие «преступления прошлого» не прописана ни в одном кодексе.

Мне до сих пор сложно находиться в коллективе. Даже замуж вышла больше из-за того, чтобы скорее сменить фамилию, поэтому семейная жизнь закончилась довольно скоро. Пока новых отношений не ищу. Боюсь, я стала одиночкой навсегда.

«До сих пор испытываю к себе отвращение в “эти дни”»

Мария, 42 года, инженер

Все было хорошо до седьмого класса. В школьной жизни случалось всякое, но серьёзных стычек и недоразумений удавалось избежать. Мы взрослели, у девочек начался период полового созревания. Никакого ужаса по поводу того, чем это грозит, я не испытывала — мама всё заранее объяснила, показала, как соблюдать гигиену, когда начнётся менструальный цикл.

Надо ли говорить, что началось это неожиданно и сопровождалось не самыми приятными ощущениями? Случилось то, чего, наверное, боится каждая женщина: однажды я встала и пошла к доске. За спиной — взрыв насмешливых возгласов. «Кажется, нас посетила “Кровавая Мэри”. Выйди и приведи себя в порядок», — назидательно сказала учительница, вероятно, попытавшись свести неловкую ситуацию к шутке.

В тот день я убежала домой. Оттереть проклятое пятно с юбки и колготок в школьном туалете было невозможно. Прозвище, которым наградила учительница меня в тот день, приклеилось намертво.

Сейчас, когда прошло уже много лет, ощущение гадливости и позора не прошло. Стараюсь убежать с работы пораньше, таскаю в сумочке «стратегический запас» из всевозможных средств гигиены и сменной одежды, хожу в уборную каждый час, чтобы убедиться, что всё в порядке. Муж считает, что мне надо сходить к психологу, потому что раз в месяц я превращаюсь в дёрганную, озлобленную фурию. Возможно, он прав, но пока на этот шаг я не готова.

В материале использованы снимки из фотобанков

  1. Бедные девочки. Сам я пришёл в школу из другого района с незнанием букв и цифр, так как воспитывался не в стадном детсаде а на на устном фольклоре рассказах по истории неграмотной любимой бабушкой. Учительница после вызвала (или на первом собрании) намекнула маме что она, похоже, не в ту школу меня определила ну а мальчишки, выросшие в одних дворах и детсадое попытались меня худенького затравить с первых днй, но ничего у них не вышло. Я просто набил морды особо наглым и всё пошло хорошо и не только с одноклассниками но и с учёбой а вскоре стал получать благодарности а со 2-го класса в виде исключения, мать упросила записать меня во взрослую библиотеку и мои диктанты всегда были идеальны да и в других предметах я стал выше среднего а, взрослея, стал лидером и по физкультуре и занимался в кружках и секциях.Отслужил в боевых частях командиром овладел многими специальностями и стал федеральным ветераном задолго до пенсии. До последнего времени из-за частых школьных карантинов в феврале был желанным на встречах одноклассников (точней - одноклассниц :) в отличие от других парней. Ну и начав трудовую деятельность со слесаря 2 разряда доработался такой "гадкий" утёнок до замдиректора столичного филиала. Так что не нужно не сдаваться в любой ситуации.
    • С парнями всё понятно. Подрался раз-другой и отстанут. А что делать девочкам?
  2. Было бы правильно привлекать учителей и администрацию школ к ответственности за организацию буллинга (чем многие из них грешат) и невмешательство в подобные ситуации. Увольнять, без права продолжать деятельность. А «деток», участвующих в травле, ставить на учёт в пнд и пдн. Чтобы в последствии агрессоры не возвращались в школы в качестве учителей, и не занимали приличные должности в принципе.

Поделиться мнением