Несколько лет одно из красивейших зданий Рыбинска — дом Седова — ожидало ремонта. Восстановить старинный особняк с богатой историей — задача не из простых. В 2019-м его включили в список объектов культурного наследия местного значения. В этом году началась долгожданная реставрация.

Не обратить на него внимание невозможно: даже в том удручающем состоянии, в котором сейчас находится дом Седова, он выглядит величественно, возвышаясь куполом над остальными строениями. Расположение особняка тоже говорит о его статусе: он словно замыкает Красную площадь, обрамлённую рядами гостиных дворов и Новой хлебной биржей — Рыбинским музеем-заповедником. Рыбинцы уже привыкли видеть бόльшую часть здания в лесах, затянутых плотной баннерной тканью с нанесённым изображением его прежнего внешнего вида.

— Владельцев помещений много, с десяток — потому договориться непросто. У кого времени нет, чтобы ремонтом заниматься, у кого — денег, — объясняет директор компании-подрядчика «Верхневолжской производственной сети» Андрей Лавров. — Часть помещений использовались под торговлю, часть — офисные. Проблемы не вчера возникли: что-то удавалось сделать, не прерывая работу тех, кто размещался в этом здании. Но этих мер оказалось недостаточно.

Внутренний двор особняка — тот самый «непарадный Рыбинск». Дом Седова в этом плане «честный»: ему даже до «фасадной» красоты пока далеко. Обвалившаяся штукатурка, выкрошившийся от времени и непогоды кирпич, размытый цемент, глубокие трещины, поднимающиеся от фундамента до верхнего этажа, паутина разнокалиберных проводов и кабелей — так выглядит здание со стороны внутреннего двора.

— Внутри всё гораздо хуже, — предупреждает Лавров перед «экскурсией» по дому Седова. — Сейчас здесь уже не опасно: провели работы по укреплению фундамента и несущих конструкций, проверили перекрытия на прочность — так что, несмотря на ветхое состояние, здание не сложится, как карточный домик. Но под ноги смотреть обязательно — пола нет.

Внутри пола действительно нет — только опорные балки. Распахнутые двери ведут в «никуда» в прямом смысле слова. Некоторые из них буквально висят в воздухе, цепляясь старыми петлями за разрушающиеся фрагменты. Перекрытия второго и третьего этажа частично обрушены, поэтому в некоторых местах прямо с земли можно увидеть то, что творится наверху. Одна из стен разорвана сверху до низу огромной трещиной. Сохранилась лестница с коваными перилами, кое-где на полу возле лестничных пролётов можно обнаружить остатки старой метлахской плитки.

Дырявая крыша, сырой подвал и как результат — постоянная влажность, плесень — способствовали разрушению стен. Судьба самόй постройки незавидная: особняк перестраивали неоднократно, при этом авторы этих изменений вряд ли заботились об инженерных расчётах.

— Первыми владельцами, построившими этот дом на купленной в 1813-м году земле, были Иван Фёедорович и Екатерина Егоровна Крашенинниковы. Это был угловой двухэтажный каменный жилой дом в стиле классицизм в семь оконных осей по Крестовой и в пять по Преображенскому переулку. С 1870-го по 1901-й строение принадлежало Якову Петровичу и Анне Андреевне Сыромятниковым, которые в 1892-м году выполнили первую двухэтажную пристройку к зданию. Самые глобальные изменения внёс крестьянин Артемий Седов, выкупивший особняк в начале XX века. Именно он принял решение выполнить новые пристройки, различные пробивки окон и дверей, устройство четырёх дымоходов в уже существовавшей стене, а затем и надстроить третий этаж, антресоль и полукруглый эркер с балконом и куполом по внешнему углу. Потом, уже при советской власти, архитектурные эксперименты продолжились: одни стены ломали, другие возводили, вырубали дверные проёмы, устанавливали перегородки. Конечно, на такие нагрузки фундамент был вовсе не рассчитан, — говорит Лавров.

Огромный лист с многочисленными чертежами дома Седова: фасад, стены, центральная часть с эркером, поэтажные планы — это документ, на основе которого будет проходить реконструкция особняка. Цветные сектора — не блажь архитектора: так обозначены части дома, которые пристраивались в разное время.

План восстановления особняка

Подрядчик признаётся: время восстановительных работ пока невозможно рассчитать — он зависит от финансовых возможностей собственников помещений. Но первые результаты рыбинцы увидят уже в этом году: ко Дню города строители планируют открыть фасад, выходящий на Крестовую. Сейчас там восстанавливают утраченные элементы лепнины. До конца сезона полностью восстановят крышу, так что непогода станет не страшна — это поможет предотвратить дальнейшее разрушение стен и фундамента.

— Это в прямом смысле слова ручная работа, очень кропотливая. Вот, например, внешне простой элемент — похож на выступающий кирпич с выемкой. Для его изготовления на стене закрепляют дощечки по периметру будущего элемента, заполняют их раствором, выравнивают поверхность, потом с помощью других накладок формируют выемку. Дощечки снимают, заделывают отверстия от креплений, всё штукатурят,— рассказывает Андрей Лавров.

Настоящим сюрпризом для всех стали результаты колористических исследований по определению цвета фасада дома Седова. Для того чтобы заглянуть в прошлое и понять, каким был особняк изначально, выполнили зондажи покрасочных слоев, позволяющие обнаружить остатки первоначального подлинного слоя.

— Не серый, голубой или бежевый. Терракотовый! Нечто среднее между красным и коричневым, цвет глины, — говорит Лавров. — Конечно, на фасаде будут светлые элементы, они украсят здание. Честно сказать, не самый выгодный оттенок: на тёмных поверхностях слишком сильно заметны повреждения, недостатки. Но мы не можем что-то изменить: наша задача восстановить всё так, как было сделано изначально.

Рыбинская компания «Верхневолжская производственная сеть» — не новичок в деле реставрации объектов культурно-исторического наследия. По опыту знают: процесс это долгий, затратный. Специалисты отмечают: проще, быстрее и дешевле построить новое здание, аналогичное по площади, чем заниматься восстановлением. Но за реставрацию всё-таки берутся с радостью: говорят, это возможность внести свой личный вклад в сохранение исторической памяти.

  1. Ура! Так здорово, что это здание обретёт вторую жизнь. Но терракотовый цвет, наверное, неудачный, учитывая окружение дома. Лучше бы подошёл голубоватый или бежевый.
  2. ведь в этом доме 30 лет назад люди жили. Вот что сделал проклятый капитализм!
  3. Не капитализм , а сами жильцы ничего не берегли.
    • Вдобавок дом больше ста лет не ремонтировался.
  4. Вот в текущие 30 лет капитализма и ремонтировали бы, а не превращали в бомжатник.
    • А кто именно "ремонтировал бы"?
  5. Внутри также как на Лоцманской бирже .
  6. Здесь не так давно адвокаты трудились .
  7. Мы хотим сохранить память в виде облика или в виде внутренностей. Если это здание дорого, почему не снести и не построить из современных материалов, на нормальном фундаменте. Все равно старинный кирпич будет под слоем штукатурки. Какая тогда разница.. А разница в стоимости работ, Так дороже и делать дольше. Яркий пример - здание на пересечении Ломоносова-Радищева. Внешне очень напоминает то что там раньше стояло. Но в нем живут люди, нет столетнего въевшегося грибка. И простоит оно еще в таком виде довольно долго. А это здание будут еще года 3 восстанавливать. А потом еще через 3 года опять ремонтировать.
    • Для этого нужно снять статус памятника, тогда без вопросов. Но попробуйте это сказать вслух и громко - заклюют...
      • Здание - в собственности, какое ваше дело, сколько в него вложат денег? И уж от вас я никак не ожидал тайного желания снести памятник.
    • Здание - в собственности, какое ваше дело, сколько в него вложат денег?

Поделиться мнением

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: