Татьяна Разумова, биолог из Рыбинска, лыжница, обратила внимание на рубку леса в районе деревни Почесновики. Здесь по лесополосе проходит Рыбинская Лыжня, популярный маршрут среди любителей зимнего вида спорта и просто прогулок на лыжах. Татьяна Разумова узнала, с чем связана рубка, и поделилась своим видением ситуации.


 

Все местные лыжники знают о том, что у города есть уникальное место — Рыбинская Лыжня. Она начинается в городской черте, идёт в пригородные лесопарки, и глубже в лес, в сторону Тихменево.

Когда-то её маршруты прокладывались властями, но уже десятилетия этим занимаются сами любители активного досуга на природе: торят лыжню, чистят просеки от упавших деревьев, строят мостики через канавки.

Этой зимой лыжникам не повезло — зима задержалась. Лес полон воды: отчасти из-за тепла не по сезону, отчасти из-за деятельности бобров, а во многом, из-за поднявшегося уровня Волги. Войдя в лес, лыжники обнаружили завалы рухнувших елей — последствия сильной ноябрьской бури. А на прошлой неделе пришла новая беда — рубщики леса.

Сперва никто не распознал в них угрозы: после бури осталось много завалов, вывернутых с корнями елей, накренённых деревьев. Предполагалось, что лесничество будет их ликвидировать. Ближние к Рыбинску участки лыжни идут по лесопарковым зонам вдоль железной дороги. Там ожидали лишь санитарных вырубок. Там Лесной кодекс бережёт даже эстетический вид леса для горожан. Там, через просеку от железнодорожного полотна, деревья особенно ценны, ведь они укрепляют почву в окрестностях железной дороги и снижают — особенно лиственные — приносимый ею в атмосферу вред.

Однако вместо рухнувших елей рубщики принялись пилить берёзы — высокие, толстые, стоявшие вдоль просек. В санитарность вырубки было сложно поверить ещё и потому, что больное дерево, вероятно, пошло бы на дрова. И тогда, его проще было бы распилить на месте, чем выволакивать трактором из леса целый, огромный ствол (я наблюдала подобную работу трактора, что волок длинный и толстый ствол берёзы). К выделенным для рубки делянкам нет удобного подъезда до просек. Трактор движется за берёзой практически по насыпи железной дороги, не приспособленной для проезда машин, он входит в лес, раздирая кусты и круша подлесок.

Вечером 13-го февраля припозднившийся в лесу лыжник заметил огонь. Это было пламя костра, сложенного возле берёзы, рядом с кустами и брошенного без присмотра (разводить костры под деревьями и оставлять их категорически запрещено правилами противопожарной безопасности). На угли и разгоревшиеся дрова была навалена высокая, с метр, куча срезанных веток. Поднимись ветер, и у пламени были бы отличные шансы перекинуться на деревья. Жара и дыма от такого большого костра хватило бы, чтобы высушить снег на бересте и тонких ветках. Зима не сработала бы защитой от пожара. Лыжник разбирал костёр и засыпал его снегом около часа — никто не подошёл, никто не заметил изменение дыма. Костёр действительно был разложен под высокое пламя и брошен.

Согласно публичной кадастровой карте Ярославской области, участок леса, на котором идут вырубки, принадлежит Лесному фонду. Но управляется он не из Рыбинска, для которого служит «зелёными лёгкими» и не из ближайшего к нему посёлка Искра Октября, а из дальней Судоверфи.

Такая у нас чересполосица в распределении лесных земель. Может быть, делянки для вырубки выделялись только по карте? Не заходя в лес? Не зная о последствиях бури? Не представляя ценности этой части леса для горожан и дачников?

Позже выяснилось, что у начальства лесорубов есть документы на год, с декабря 2019-го, на рубку именно берёз. После этого они должны будут привести лес в порядок. То есть, документы на рубку деревьев, укрепляющих почву, притом, укрепляющих её вблизи железнодорожных путей. Именно сейчас, когда земля травмирована бурей. Деревьев, откачивающих мощными корнями избытки влаги и препятствующих заболачиванию леса. Именно сейчас, когда в лесу не по сезону стоит вода. Берёз, под сенью которых хорошо расти молоденьким ёлочкам взамен рухнувшим в бурю старым елям.

В воскресенье и понедельник в лесу было тихо, берёзы не пилили и не валили. Лыжники не первыми заподозрили лесорубов в незаконной вырубке. Слишком в разных местах их встречали, слишком нелепо выглядела рубка живых деревьев в лесу, полном поваленных. Лыжники обратились в полицию, и по имеющимся на сегодня сведениям, документы у лесорубов в порядке. Каждый документ на вырубку подписан Сергеем Батьковым, директором Рыбинского лесничества. В возбуждении уголовного дела, вероятнее всего, будет отказано.

Впрочем, не все плохие дела и тем более, не любой плохой выбор описаны в Уголовном кодексе. Более того, не лучший в данной ситуации выбор деревьев для вырубки, при нынешнем дефиците рабочей силы в лесничествах и при изобилии в лесном хозяйстве бумаговорота, очевидно представлялся по началу самым простым.

Каждая предназначенная к вырубке берёза помечается лесником. Заменить в документе растущую берёзу на лежащую либо опасно накренившуюся осину или ель уже непросто — это разные породы деревьев. Обязан ли был кто-то заметить, что ценность здоровых берёз возросла для лесной экосистемы после бури? Что деревья, которые можно взять на дрова, уже повалены ветром? А если по любой причине жителям деревень нужны дрова именно из берёз, то их можно нарубить на других участках Рыбинского лесничества, например, расчищая просеки, по которым идут ЛЭП.

В телефонном разговоре Сергей Батьков, директор лесничества, пояснил что рубка происходит законно, и это не санитарная вырубка — лес заготавливают на дрова. Батьков предположил, что договор мог быть заключён до ноябрьской бури, когда была другая обстановка, когда поваленных деревьев не было. Добавив, что изменить документы, чтобы сохранить одно из любимых рыбинцами мест отдыха, возможно, но сперва обстановку нужно посмотреть на месте. Фразу о том, что обстановку нужно посмотреть на месте он повторил неоднократно.

Лесной кодекс защищает лес не только как среду обитания зверей, но и как место для оздоровления людей, их отдыха на природе, особенно это касается пригородных, лесопарковых зон лесов. Не хочется думать, что допустима такая его трактовка, что раз 227 участок выделен Судоверфи, у которой поблизости от посёлка есть свои дорогие её жителям места и своя лыжня, то интересы рыбинцев или жителей Покрова на участках, прилежащих к их населённым пунктам, судоверфцам можно не учитывать.

Рыбинская Лыжня — наше народное достояние. Это не громкие слова. Это труд: торить её по целине, пропиливать просеки, строить переходы через канавки и ручьи. Не нужно ради нескольких поленниц дров рушить то, что лыжники обустраивают и бережно поддерживают десятилетиями. Можно же найти участки, где заготовка дров пройдёт благополучно и для людей и для леса. Можно продумать такую технологию рубки и вывоза, чтобы не препятствовать традиционным лыжным прогулкам и зимним походам горожан по привычным им и дорогим местам.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции
  1. Знаю это место, там виды красивейшие. И воздух отличный. Но к несчастью, деньги могут слишком многое. Остается надежда на суд, выиграть всегда есть возможность.
  2. сейчас и суд куплен .
  3. Или обратиться в природоохранную прокуратуру. По всей Ярославской области идет вырубка леса, а его восстановление осуществляется очень низкими темпами, причем, как правильно пишет эколог, уничтожаются наиболее ценные породы древесины. Предприниматели ради денег уничтожат все - лишь бы был доход.
  4. Чтобы рассуждать, надо знать о чем говоришь. Лес на дрова именно так всегда и заготавливают: пилят бревна и вытаскивают на просеки, никто на поленья в лесу не пилит, вывозить замучаешься. И хвойные на дрова не заготавливают, только лиственные. в основном березу, как и больные деревья. И ветки после очистки дерева уничтожают именно таким способом. Понабегут дилетанты с умным видом, учить начинают.
  5. у нас во дворе все до одного дерева спилили под видом -аварийные , а новые насаждения не думают делать , двор ,как пустыня

Поделиться мнением