Крыльцо с несколькими ступенями, длинный и широкий пандус для тех, кто не может передвигаться самостоятельно и вынужден пользоваться колясками. Центр помощи детям в Рыбинске оказывает разные услуги: от разовых консультаций до регулярной коррекционной работы. Сюда приходят и дошкольники, и взрослые — родители и те, кто готовятся ими стать, приняв на себя обязанности по опеке.

Это одно из рыбинских соцучреждений, которым Каскад Верхневолжских ГЭС помогает в рамках благотворительной программы. В 2022-м году запланирована поддержка 19-ти организаций региона. Для этого выделили три миллиона рублей. «Черёмуха» открывает серию публикаций о том, как работают учреждения, которые стали участниками благотворительной программы Каскада Верхневолжских ГЭС.

Работа на результат

В Центре помощи детям стараниями работников создана атмосфера доверия и сотрудничества. Психологи уверяют: самый эффективный период для коррекционной работы — дошкольный и младший школьный возраст. Именно такие дети чаще всего приходят на занятия.

— Есть круг забот и круг влияния. В первом случае речь идёт о вопросах, которые важны для тебя, но повлиять на них практически нет возможности. Во втором — иная ситуация, когда решение проблем зависит от нас самих. Для нас Центр — это и есть «круг влияния». Да, нашу работу простой не назовёшь: приходится постоянно искать, пытаться, пробовать варианты. Но когда находишь нужный подход, добиваешься результата — понимаешь, насколько ненапрасными были все усилия, — рассказывает директор Центра помощи детям Елена Кагнер.

Елена Кагнер. Фото из архива «Черёмухи»

Но даже тем, кто оказывает помощь, часто требуется поддержка. Поэтому о включении в благотворительную программу Каскада Верхневолжских ГЭС в Центре говорят с благодарностью.

— Большую роль в развитии Центра играет филиал «РусГидро» — «Каскад Верхневолжских ГЭС». Ежегодно они реализуют благотворительные программы, оказывают помощь в приобретении необходимых для работы пособий, комплексов, оборудования. Конечно, без такого партнёрства, без поддержки организация всесторонней, направленной коррекционной работы была бы затруднительной, — подчёркивает Елена Кагнер.

В центре внимания — дети

В Центре реализуют несколько направлений. Несмотря на то, что они самостоятельны, всё равно призваны дополнить друг друга. На базе учреждения работает территориальная психолого-медико-педагогическая комиссия. Длинное название неизменно вызывает чувство тревожности у родителей. На самом деле ничего страшного здесь не происходит: специалисты в игровой форме общаются с ребёнком. Таким образом и проводят комплексную диагностику, определяют возможность или невозможность обучаться в общеобразовательной школе.

— На комиссию могут направить из школы либо обратиться за помощью сами родители. В её состав входят психологи, педагоги, дефектологи, логопеды, медицинский работник. Проводим диагностику и делаем выводы относительно индивидуального образовательного маршрута и, что наиболее важно. Прописываем те условия, при соблюдении которых ребёнок может быть успешным, — говорит Елена Кагнер. — Возможно, звучит это всё пугающе, но на самом деле, дети и не понимают, что приходят на комиссию: для них это игра. Со школьниками, конечно, беседуем, но тоже ничего страшного.

Только родители вправе решить, следовать ли рекомендациям комиссии или просто принять информацию к сведению. Услуга бесплатная и абсолютно анонимная. Даже если ребёнка на комиссию направляет школа, учителя не вправе получить информацию по итогам работы специалистов. Прийти на комиссию можно с ребёнком любого возраста — принимают и младенцев, и подростков до 18-ти лет.

Другое направление — логопедическая помощь. Специалисты Центра отмечают: часть аналогичной помощи оказывают в детских садах и школах, но родители имеют право выбрать именно Центр помощи для прохождения корректирующего курса.

— Программы есть, а вот специалистов не хватает: в школах практически нет дефектологов, мало психологов, логопедов. Именно поэтому и создали Центр. Здесь реализуются программы дополнительного образования. Но, конечно, все они имеют коррекционную направленность, — говорит Кагнер. — Дети разные: приходят после сада, школы, со своими проблемами, часто уставшие. Кто-то не готов заниматься в группе — нужен индивидуальный подход. Специалист обязан учесть каждую мелочь. Хотя, собственно, мелочей у нас быть не может. Поэтому единой схемы, алгоритма коррекционной работы попросту нет.

Работники Центра помощи детям помогают и взрослым, консультируя по вопросам воспитания. На такие встречи родители приходят с детьми, проговаривают проблемы, учатся находить общий язык, слушать и понимать друг друга.

С вопросами могут обратиться и учителя, но, по словам Елены Кагнер, последние обращаются за помощью крайне редко.

— Сейчас мы участвуем в национальном проекте «Поддержка семьи». Это работа исключительно с родителями, в большей степени программа носит просветительские функции. Но вынуждена признать: родители не особо активны, — заключает Елена Кагнер. — Чаще всего действует принцип: «Я вырос, и они вырастут». Проблемы если и решаются, то без какого-то осознанного подхода, а сами собой, как получится. Почему так происходит? Да потому, что нет осознания собственных проблем.

Действует при Центре и служба сопровождения опекунов. Решаются вопросы адаптации, школьного обучения, взаимодействия внутри новой для ребёнка семьи. Опекун имеет практически все права родителя в вопросах воспитания, обучения, содержания ребёнка и несёт полную ответственность за него. При этом государство постоянно наблюдает за такими семьями, контролируя действия опекунов. В Рыбинске, например, таких семей более 300. Специалисты признают: сложностей немало. Не у всех конструктивная мотивация, достаточная степень эмоциональной зрелости.

— Бывает, что родители неблагополучные, и уже довольно возрастные бабушки оформляют опеку над внуками. Но у них нет ресурсов, сил, здоровья для грамотного воспитания детей. Кроме того, если родители неблагополучные, значит, у самой бабушки тоже нет опыта конструктивного воспитания, — рассказывает об особенностях работы руководитель Центра. — Проблемы нарастают по принципу снежного кома: к проблемам одного поколения добавляются проблемы другого.

Профессия: психолог

В Центр часто приводят детей с внешне незаметными проблемами: малыши не знают цвета, затрудняются определить форму предмета. Но специалист увидит не просто отставание сенсорного развития — будет искать его причину.

— Нашим сотрудникам невозможно «стоять на месте». Постоянно анализируем свою работу: сопоставляем, чего достигли, чего хотелось бы достичь. Постоянно появляется новая информация — обдумываем, насколько это применимо в нашей практике. Коррекционная работа — это работа в большей степени с причинами, а не внешними проявлениями. Вот и получается: вроде, давно работаем, есть программы, разработки, методики. Но появляется ребёнок с особой проблематикой, своими причинами проблем — и уже все наработки оказываются недостаточными, — говорит Кагнер.

Увидеть проблему в комплексе — вот задача работников Центра. Штат небольшой — всего 13 человек: психологи, дефектологи, логопеды. Как развивался ребёнок, начиная с внутриутробного периода, в каком окружении протекает его жизнь, какие отношения между родителями в семье — всё это влияет на его состояние, на возможности устранения проблем в развитии. Без помощи родителей разобраться порой невозможно.

— Для нас крайне важно взаимодействие с родителями. Ребёнок занимается со специалистами дважды в неделю. Остальное время находится в семье. В таких условиях понимание со стороны родителей, желание сотрудничать бесценно. Только в этом случае мы можем рассчитывать на положительные, устойчивые результаты. Нет, конечно, родителям не нужно становиться психологом, но ведь выполнять простые рекомендации необходимо. Например, замечать в своём ребёнке все положительные изменения, хвалить за это. Это не мелочи вовсе. Каждый ребёнок должен чувствовать себя успешным, — уверена Елена Кагнер.

Дети vs взрослые

Редкие родители не жалуются на проблемы с детьми: их поведение, непослушание, низкую успеваемость в школе, отказ выполнять просьбы и следовать установленным взрослыми правилам.

— Чаще всего речь идёт не о проблемах самого ребёнка, а о тех проблемах, которые дети создают для своих родителей. Специалист выслушивает такие жалобы и приходит к выводу: работать надо не с ребёнком, а с взрослыми, с семьёй. И вот именно в этот момент начинаются проблемы. Взрослым людям сложно принять факт, что они нуждаются в помощи психолога. Мамы ещё как-то идут на контакт, отцы — крайне редко. Есть простое, но эффективное правило: хочешь изменить ребёнка — надо меняться самому, — уверена Елена Кагнер.

Обеспечить ребёнка, вылечить при необходимости, купить ему игрушки и книги, записать на развивающие занятия — это основные задачи родителей, по мнению большинства взрослых.

— Ребёнок-функционал! Вот кого мы воспитываем. Он должен слушаться, не отвлекать, не досаждать, хорошо учиться, хорошо себя вести. То есть взрослые обеспечивают некий набор материальных благ, а ребёнок должен за это соответствовать их ожиданиям. Но в этой схеме совершенно нет отношений, чувств, совместных эмоций и доверия. Катастрофа! Знаете, у меня к детям нет претензий, все претензии только к взрослым. Ведь у детей всё понятно и логично, чаще всего специалист установит причины его поведения. Со взрослыми всё непонятно, — рассуждает руководитель Центра. — Хочется, чтобы мир взрослых заинтересовался миром детей. Мы все родом из детства. Давайте помнить об этом и уважать детский возраст как полноценный этап жизни пока ещё маленького человека.

Благотворительную деятельность филиал ПАО «РусгидроРусГидро» — «Каскад Верхневолжских ГЭС» реализует в рамках основных направлений долгосрочной программы РусГидро, которую с 2008-го года проводят во всех регионах присутствия компании. Основные принципы программы — это прозрачность, адресность и эффективность использования средств.

  1. Успешность ребенка -это что-то новое их детской психологии рыночного периода?
  2. успешный ребенок становится дефективным менеджером

Поделиться мнением

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: