Интервью с Виталием Горошниковым о новом проекте «Медиароста» и работе в условиях пандемии

Семнадцатое мая — особая дата для рыбинского издательства «Медиарост»: в этот день десять лет назад прошла первая публичная презентация выпущенной ими книги. Тогда общественности представили сборник стихотворений Юрия Кублановского «Посвящается Волге». А в начале этого месяца, в условиях ограничений, связанных с распространением коронавирусной инфекции, компания объявила о новом проекте — подготовке фотоальбома, посвящённого предстоящему юбилею города. Журналист «Черёмухи» Ирина Рязанова записала интервью с директором «Медиароста» Виталием Горошниковым.

 

— В мае издательство анонсировало начало работы над новым проектом. В чём его суть и чем он отличается от других изданий, посвящённых городу?

— Новый проект мы посвящаем юбилейной дате Рыбинска, 950-летию. Это своеобразная попытка осмысления того, что город как-то одномоментно «состарился», стал древним. Для экспертного сообщества этот факт был известен и понятен давно: раскопки на Усть-Шексне помогли собрать немало доказательств солидного возраста города. Но сейчас ситуация изменилась: мы получили официальное подтверждение нового исторического статуса Рыбинска.

Что приходит на ум, когда говорим о городах Древней Руси? Ростов, Углич, Переславль — о Рыбинске речи не шло. Так что этот факт требует переосмысления истории не только среди учёных, экспертов, но и среди обывателей. Поэтому мы задумали целую линейку изданий, которую выпустим в следующем году. Пока не стану раскрывать все карты, но скажу, что у нас много оригинальных, интересных издательских идей, новых форматов — их мы попытаемся реализовать.

Это будет какая-то единая серия изданий, объединённых общей темой, или отдельные, не связанные между собой книги?

— Книги будут разные: по формату, подходу, ориентированы на читателей разного возраста. Хочется, чтобы как можно большее число людей нашли «свою» книгу о Рыбинске — ведь и город каждый воспринимает по-своему. Наверное, неправильно было бы говорить о Рыбинске исключительно в краеведческом аспекте: история, культура, достопримечательности. Нужно расширять спектр тем, подходов, возможных ракурсов. Думаю, осенью мы сможем подготовить полную презентацию этого проекта и рассказать о его особенностях более детально. Хочется, чтобы в нём приняли участие самые разные люди, авторы, даже сами горожане.

— Объявленный сбор фотографий с изображениями Рыбинска — это и есть та самая возможность для горожан принять участие в проекте?

— Да, мы действительно планируем выпустить фотоальбом, посвящённый истории города. Хочется сделать небанальную фотолетопись Рыбинска: здесь будут не «витринные» фотографии, хотя и они нужны, а те, что рассказывают о быте, отношениях, особенностях организации жизни горожан в разное время. Организационно весь материал будет разбит на три эпохи: до революции 1917-го года, период советской власти — к нему сейчас возрастает интерес, и современность. Уделим внимание переходным периодам — 1920-м годам, когда проходила трансформация купеческого Рыбинска в Рыбинск советский, и период конца 80-х годов — время перестройки.

Мы хотели бы пригласить поучаствовать в этом проекте горожан: возможно, кто-то предложит фотографии из семейных архивов, либо поделится интересными кадрами, снятыми уже в наши дни.

Здесь действует принцип: собрать как можно больше фотоматериала, чтобы выбрать самые интересные кадры. В альбом войдут около 700 фотографий: планируем, что отбирать их будем из тридцати — сорока тысяч. Каждый кадр должен иметь особую ценность, значение, должен рассказать свою историю. Конечно, в альбоме будут не только фотографии, обязательно добавим подписи, комментарии к ним — причём, сразу на трёх языках: русском, английском и китайском.

Почему именно на китайском?

— На самом деле, мы даже думали об арабском языке. Почему нет? До сих пор не издано ни одной книги о Рыбинске, которая была бы переведена на китайский. Почему бы тогда не сделать такую книгу? Нужно расширять языковую парадигму. Конечно, я понимаю, что прямо сейчас вряд ли книга о Рыбинске будет популярна в Китае, но почему-то кажется, что лет через 10 станет очевидно, что и этот язык нам нужен, он тоже востребован.

Да, есть в этом решении некий элемент шутки, иронии: мы же придумываем книги, а этот процесс происходит по-разному. Захотелось сделать на нескольких языках — почему бы и нет?

Новый проект стартует в нелёгкое время: ведь в период пандемии многие предприятия приостанавливают работу, переходят на домашний режим, а какие-то вовсе закрываются. Насколько эта ситуация отразилась на издательстве?

— Мы, можно сказать, «обречены» затевать новые проекты. Потому что если этого не будет происходить, несмотря ни на какие условия и обстоятельства — на двери издательства можно вешать амбарный замок. Кризис не будет вечным, и к моменту его окончания нужно готовиться — к развитию, к дальнейшему движению.

Финансовая ситуация изменилась не в лучшую для нас сторону. Прекратились поступления от розничной торговли. У нас закрылись десятки точек продаж не только в Ярославской области, но и по России: речь идёт о музеях, экскурсионных маршрутах. По заказам от юридических лиц на издание разного рода книг ситуация тоже резко изменилась: ряд проектов мы реализовывали в Москве. Сейчас эта работа остановилась, и вместе с тем прекратилось финансирование. К отраслям, которые считаются пострадавшими от эпидемии, мы не относимся, поэтому и льгот нам не положено. Живём за счёт старых заказов: пока работаем без долгов по заработной плате и налогам. Сколько сможем тянуть в таком режиме — сказать сложно. Пока держимся.

Что сейчас происходит в компании? Как удалось организовать удалённую работу?

— Мы в любом случае стараемся не сбавлять темпы, можно сказать, не теряем бодрости духа. Принципиальным было сохранение штата сотрудников, но пришлось осваивать удалённую работу. Это непросто по многим причинам. Издательство книг — это коллективный труд дизайнеров, редакторов, авторов. Здесь крайне важна коммуникация, постоянное взаимодействие. Офис при этом становится не просто рабочим местом, но некоей объединяющей площадкой.

С введением карантинных мер, рабочие места пришлось организовывать на дому: перевозили компьютеры, другую технику, обеспечили доступ к офисному серверу. Организовали в мессенджерах чаты по каждому из действующих проектов. Я помню, в первые дни получал до тысячи сообщений в день! Есть и бытовые сложности — у кого-то дети маленькие дома требуют внимания, у кого-то жилплощадь не позволяет организовать отдельное рабочее место. Но мы справились: у нас люди умные, трудолюбивые, мобильные. Можно сказать, что к ситуации мы адаптировались, работа продолжается.

—  Если анализировать работу издательства на протяжении прошлых лет, можно ли выделить особые проекты?

— Сложно сказать. Неправильно назвать все изданные книги одинаково ценными и любимыми. Но есть те, которые стали буквально фактами моей биографии. Например, первая книга о Рыбинске, серия книг о Ярославской области. Вообще если книга не нравится, то процесс её изготовления превращается в настоящую каторгу. Это ведь не скоро происходит: от семи — девяти месяцев до года, а то и больше. Вокруг каждой книги появляются новые люди: авторы, редакторы, эксперты — и вот уже складывается особенная история, со своими эмоциями, атмосферой. Огромный плюс лично для меня как издателя — возможность непрерывного самообразования: в каждой теме можно найти необычные, любопытные аспекты, познакомиться с интересными людьми. Так что для меня издательство — это и работа, и хобби, и образ жизни, который я не променяю ни на какой другой.

  1. С уходом Добрякова,исчезнут и байки о 950летии Рыбинска.
  2. куда собирается Д.Добряков?
  3. наконец -то иу нас в Рыбинскке появился патриот воего горда счастливый и довольный и никуда вроде не собирается зарубеж ни в Австрию , ни в Испанию, ни в Чили. и даже в Китай .Успехов Виталию Горошникову . А книги стали дорогие .
  4. В слове горда ошибка -Нужно -города

Поделиться мнением

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: