Второй год с приходом тепла в историческом центре начинаются масштабные работы. «Черёмуха» записала большое интервью с первым заместителем главы Рыбинска Дмитрием Рудаковым о том, почему мэрия взялась за восстановление исторического ядра именно сейчас. Параллельно выяснилось, что далеко не только чиновники в ответе за унылый облик местного даунтауна, а большая концентрация высокотехнологичных производств обеспечивает деньгами федеральный и областной бюджеты, и почти ничего не даёт городскому.

Дмитрий Рудаков

 

О планах на лето

— Дмитрий Станиславович, в этом году администрация начинает масштабные работы сразу в нескольких точках города. Что должно получиться в итоге?

— Первое и главное этим летом — дороги. Мы, помимо средств Дорожного фонда, получили в этом году дополнительные 200 миллионов на ремонт дорожной сети. Глава города лично контролирует процесс торгов по определению подрядчиков и выполнение работ. Будут отремонтированы улица Труда, вся улица 9 Мая, бульвар Победы, Румянцевская и другие. Поскольку я отвечаю в том числе за архитектурный облик города, то мне поручено продолжение работ в историческом центре города.

В этом году фокус внимания на двух зонах. Во-первых, это центр: улица Стоялая, Ушаковский бульвар, Преображенский и Вознесенский переулки. Во-вторых, Карякинский парк. То, что у нас творилось на этих объектах — позор. Даже для села непростительно такое состояние центральных улиц и фасадов. Что касается парка, здесь мы исполняем волю людей, выбравших этот объект для восстановления по программе «Решаем вместе». Сроки и в том, и в другом случае сжатые — нужно успеть выполнить всё, что намечено проектами, до наступления холодов.

На Стоялой запланировано мощение брусчаткой, но его сделают только после окончания ремонта фасадов. Практически все собственники зданий уже включились в работу — везде выросли строительные леса.

Проект Ушаковского бульвара

 

— То есть здания, которые не принадлежат городу, должны быть полностью отремонтированы за счёт владельцев независимо от их собственных планов?

— Именно так. У собственника, помимо массы прав, есть и обязанность — содержать своё имущество. И эта обязанность подкрепляется штрафами, которые ранее никто не накладывал. Действовали уговорами, убеждениями, призывами. Конечно, не сказать, что собственники прямо отказывались заниматься ремонтом. Знаете, как у Достоевского в «Братьях Карамазовых»: «Хоть он прямо никогда не отказывал, а только всегда неимоверно тянул». У нас такая же ситуация. Теперь нерасторопные владельцы исторической недвижимости вместо того, чтобы вложить деньги в принадлежащий им фасад, будут тратить деньги на пополнение бюджета в виде штрафа. Суммы немаленькие — от 50-ти тысяч и выше, что вполне соизмеримо со стоимостью фасадных работ. А ведь штраф может быть неоднократным, и при повторном наказании он увеличивается вдвое. И, главное, обязанность по ремонту при этом никто не отменяет! Уже сейчас готов список из 37-ми владельцев задний в центре города, которые в скором времени получат штрафы за ненадлежащее содержание фасадов, вывесок и ограждений.

 

— Но здания находятся в разном состоянии: где-то явно нужен ремонт, в других случаях, кажется, можно и подождать. Каковы критерии хорошего внешнего вида?

— Никто не говорит о глобальных восстановительных работах, хотя в отдельных случаях требуется именно это. Мы просим хотя бы оштукатурить и покрасить облупившиеся стены свежей краской, то есть речь о «косметике». Это несложно и доступно каждому. Причём, мы предъявляем такие требования не только к тем собственникам, чьи здания попадают в зону реконструкции этого года. В следующем году рабочие придут на Крестовую, поэтому сейчас нам важно, чтобы фасадные работы были сделаны там заранее. Я считаю, если человек может позволить себе купить здание в центре — а недвижимость здесь дороже, чем в других районах — то может и содержать его в порядке.

Это лето будет летом санкций: будем направлять материалы в административно-техническую инспекцию. Аналогичным образом, кстати, в Ярославле привели в порядок зону ЮНЕСКО. Надеемся, что перед получением повторного удвоенного штрафа владельцы зданий поймут, что выгоднее вложить средства не в штраф, а в свой же фасад.

Фото пресс-службы администрации

 

— Но ведь в историческом центре есть и муниципальные здания, и они выглядят не лучшим образом.

— Правильно. Доля нашей вины в этом есть: фасады тех зданий, которые принадлежат городу, должны быть образцовыми. Мы покажем пример, как следует относиться к собственности — выполним все работы в срок. Я считаю, чтобы получить моральное право что-то требовать, нужно, прежде всего, самим выполнять все установленные правила. В прошлом году мы получили такое моральное право работами на Красной площади. В этом году ремонтируем фасады сразу нескольких муниципальных зданий в центре города. Это драматический театр, соседний с ним особняк по Крестовой, 19, департамент ЖКХ на Стоялой, 19, здание по Стоялой, 14, где окна много лет были заложены кирпичом.

 

— Как соотносится количество муниципальных и частных зданий в историческом центре?

— Примерно 90 % — частные здания. Поэтому мы, вкладывая в ремонт фасадов бюджетные деньги, получаем в десять раз больше. Кроме того, ещё раз подчеркну, мы должны сами показать пример бережного отношения к принадлежащей собственности.

 

— А бизнес вообще откликается на призыв участвовать в реконструкции города?

— Конечно. Например, инвестор восстанавливает здание в Преображенском переулке рядом с музеем Мологи. Собственник дома Аксёнова тоже готовит серьёзные реставрационно-восстановительные работы.

Вдоль Вознесенского переулка располагается сквер, сейчас он в совершенно заброшенном состоянии. Три рыбинских застройщика и один предприниматель выразили желание привести его в порядок. Их участки граничат со сквером, поэтому благоустройство этой территории повысит привлекательность их объектов. Конечно, как говорится, дарёному коню в зубы не смотрят, поэтому по срокам я не могу здесь ручаться. По крайней мере, сейчас они сделают подсыпку основной дорожки сквера, восстановят ограду, посадят осенью новые кусты и деревья, даже утраченные ворота удалось найти.

 

— То, что за возрождение исторического центра взялись именно сейчас, как-то связано с программой развития туризма?

— Давайте говорить честно: проект реконструкции на 90 % делается для наших горожан и только на 10 % для привлечения туристов. Причина проста: у нас не такой большой туристический поток, как в Угличе или Мышкине. Так что мы совсем не в той конкурентной среде — на туризме много не заработаем. Но давайте подумаем о своих горожанах – мы должны научиться уважать себя, не жить на помойке, уважать труд наших предков, которые оставили нам лучший из всех городов Верхней Волги центр города.

Кроме экономики нужно думать о другой, более важной стороне вопроса. Рыбинск должен стать городом, уютным для жизни: чтобы молодёжь не только не уезжала, но и те, кто уехал, возвращались обратно.

 

О критике Красной площади

— Первый этап реконструкции исторического центра — ремонт Красной площади. Сейчас, спустя год, уже можно оценить результаты? Затраты оправдались?

— На Красной площади все работы делились на две части: мощение и ремонт фасадов. И если решение с покрытием может нравиться или нет, то уж вряд ли найдётся тот, кто скучает по обшарпанным, облупившимся стенам гостиных дворов. Достаточно взглянуть на фотографии, сделанные до ремонта — это ужас! Где-то пришлось снимать паутину проводов, где-то кирпичи буквально на голову падали, в каждом случае искали индивидуальное решение по ремонту.

Пешеходную зону никто особо не оспаривал — это исторический вариант. Были споры по деревьям, но мы пошли на компромисс: оставили шесть квадратов, заложенных плиткой. Пусть будущее поколение горожан решит, нужна им зелень или они хотят видеть величественный фасад музея — лучшего здания города. В центре должны быть отремонтированы как места, где можно посидеть, так и прогулочные зоны, и просторные площади архитектурных ансамблей. Поэтому по деревьям — давайте сначала посадим их в Журавлёвском [Лозовском] садике, на набережной восстановим на месте пней, на Стоялой обустроим сквер с ёлками поуютней.

Думаю, бесконечные обсуждения Красной площади во многом от безысходности: люди увидели один отремонтированный уголок, и сразу возникло желание запихнуть туда всё, как в хрущёвскую квартиру: и лавочки, и деревья, и фонтаны. Зачем? Давайте сделаем весь центр, будут зоны и для прогулок, и для отдыха. Мы же не хотим поставить лавочки в Петербурге на Дворцовой площади. Люди прогуливаются по ней, любуясь красотой Зимнего дворца и садятся на лавочки в сквере у Адмиралтейства. Так и у нас, прогулявшись по Крестовой и Красной площади, можно будет присесть на лавочки под деревьями на набережной, в скверах, а пройдя по отремонтированному Преображенскому и Вознесенскому переулкам — в Журавлёвском саду. Думаю, что в любом историческом городе должна быть хотя бы одна старая площадь. Это называется «держать марку».

Дмитрий Рудаков на Красной площади

 

— Как вы реагируете на эту критику?

— Обидно, когда работу не ценят. Летом на выходных все едут на дачи жарить шашлыки, а я — с подрядчиком на Красной площади. Вы же, наверное, заметили, что она отремонтирована за полтора месяца. И при этом делалась с душой. В этом году проведу лето на Стоялой и в Карякинском парке. Пустая безосновательная критика демотивирует, отбивает желание работать. Хочется видеть поддержку от людей. Была у меня ситуация забавная, как-то на Красной площади подошёл ко мне мужчина и говорит: «Отличная работа, здорово получилось, я бы вам бутылку водки поставил за эту красоту!» Вроде, мелочь, но очень приятно. Проезжая мимо, вижу, как молодёжь фотографируется на площади. Раньше на фоне облезлых фасадов никто не фотографировался. А когда начинают судить, причём, поверхностно, не вникая в детали — это ни к чему толковому не приводит.

 

О Карякинском парке

— Если учесть размах восстановительных работ на Стоялой и прилегающих улицах, хватит ли сил на Карякинский парк?

— Это уникальное место, тоже своеобразный центр города. Весь парк — историко-культурный памятник, поэтому мы столкнулись с необходимостью серьёзных согласований. До ремонта предстоит большая «бумажная» волокита. Сразу после мартовского голосования по программе «Решаем вместе» мы заказали экспертизу у ярославского специалиста Марии Стовичек. Она подняла огромный пласт информации по Карякинскому парку из архивов — в приложении есть все сохранившиеся 17 ретроснимков парка, так что есть возможность понять, каким он был изначально. Представьте русский сад с большим количеством разнообразных деревьев и кустов: жасмин, спирея, акация, боярышник, чубушник. Со стороны бывшей улицы Бебеля была липовая аллея, она неплохо сохранилась до сих пор. Со стороны Фрунзе — ивы, берёзы и дубы.

В этом году мы планируем проложить дорожки, восстановить ограду, посадить значительное количество кустарников и молодых деревьев. Не будет никакой плитки: чтобы не повредить корни деревьев, сделаем по образцу лучших парков отсыпку гранитной крошкой. Вдоль центральной аллеи установим фонари. Примерно четверть финансирования уйдёт на посадку деревьев. Сделаем пруд: доведём его до прямоугольной формы, откосы закроем геосеткой, в центре установим плотик для уток, чтобы они не вытаптывали берега. А вот мост и фонтан останутся уже на следующий год. Это предварительный перечень работ. Окончательный определит проект реставрационного ремонта, который выполняется в настоящее время.

Карякинский парк. Открытка начала XX века

 

— Сейчас работы в Карякинском парке оплачивает областной бюджет. В следующем году опять рассчитываем на помощь сверху?

— Нет, деньги из области мы полностью отработаем в этом году. Нам выделили 25 миллионов рублей — этого не хватит, чтобы привести парк в идеальное состояние. Проект мы сразу рассчитывали с учётом продолжения работ через год. Так что в 2019-м будем заканчивать восстановление уже за свой счёт. Надо доводить парк до ума.

 

— Какова дальнейшая судьба парка? Ведь для того чтобы он находился в хорошем состоянии, необходимо, чтобы кто-то постоянно наблюдал за ним?

— Мы уже определили эксплуатанта — это МУП «Торговый дом „На Сенной“» Сергея Иванченко. Он фанат Карякинского парка, уже сейчас занимается им с душой, следит за ходом восстановительных работ. Впоследствии он будет нанимать садовников, сторожей — тех, кто будет обслуживать парк.

 

— Не получится, что парк станет коммерческим предприятием?

— Нет, конечно. В парке появятся нестационарные торговые точки по продаже пирожков и мороженого, исключительно, чтобы окупать содержание обслуживающего персонала. В этом смысл привлечения к эксплуатации МУПа в сфере потребительского рынка. Платным парк не будет.

 

Об источниках денег

— Почему именно сейчас администрация приступила к восстановлению города? Откуда появились деньги на эти работы?

— Самое важное — бюджет города выведен из того кризиса, в котором он находился к началу 2016-го. Напомню: в то время мы были должны только по банковским процентам около 200 миллионов рублей. Сейчас на обслуживание долга идёт 120 миллионов. Была проведена филигранная работа с банками: часть кредитов заместили бюджетными, по другим добились снижения процентной ставки с 16 % до 8,25 %. Не все верили, что банки пойдут на снижение ставок, но всё получилось.

Второй важный вопрос, который потребовал срочных решений: почти 600-миллионная кредиторская задолженность. Колоссальная сумма! Это долги города перед поставщиками, подрядчиками, муниципальными предприятиями и ресурсоснабжающими организациями. Такая кредиторская задолженность порождала просто сумасшедший круг проблем: тормозились текущие работы, портились отношения с подрядчиками, росли стопки исполнительных листов по пеням за просроченные платежи. Город попросту жил не по средствам: доходы подгонялись под расходы. Порочная практика! Мы изменили эту схему: перешли в режим жёсткой экономии, тщательно контролировали все контракты, планировали расходы, исходя из доходной части. Итог — уменьшение муниципального долга в три раза. Если уж говорить прямо, мы расплатились за проекты, инициированные прежней администрацией.

К началу этого года «кредиторка» уменьшилась до 214 миллионов, то есть почти на 400 миллионов. Такое снижение долга — показатель оздоровления городского бюджета. Сегодня город в финансовом плане живет свободнее. Освободившиеся деньги мы можем тратить на текущие работы.

 

— Но 200 миллионов — тоже немаленький долг бюджета перед контрагентами.

— Это вполне рабочая сумма, которая уже не сковывает нас по рукам и ногам. То, что мы вышли из кризисной ситуации — незаметная для большинства горожан работа. Все ведь судят об администрации только по внешним результатам. А кто рассчитывается за все эти работы, и как потом город будет жить в будущем — простым горожанам неинтересно. Мало кто понимает, что по исполнительным листам, доставшимся от предыдущей администрации, списывались деньги, которые пошли бы на уборку и благоустройство города, на финансирование спорта и культуры.

 

— В последнее время город активно продаёт свое имущество, вырученные деньги идут в том числе и на погашение долга. Но крупные активы уже реализованы. Чем дальше будем рассчитываться?

— Я часто слышу упреки в том, что долг мы погасили за счёт продажи «Горэлектросети». Но цифры говорят обратное: от продажи этого предприятия бюджет пополнился на 225 миллионов. При этом долг уменьшился на 400 миллионов. Разница очевидна. Она обеспечена путём жёсткой экономии, сокращения штата администрации, получения прибыли от муниципальных предприятий, работы комиссии по налоговым недоимкам — всё это большая и неблагодарная работа.

Мало того, продажа «Горэлектросети» была согласована Муниципальным Советом ещё пять лет назад. Одновременно в расходную часть бюджета были заложены расходы под продажу акций. В дореволюционном праве был термин «запродать», то есть заключить предварительный договор о продаже имущества с целью получения задатка на текущие нужды. По сути, с экономической точки зрения, «Горэлектросеть» была утоплена в долгах и запродана уже тогда — её акции были поставлены в обеспечение произведённых расходов. Дальше пять лет дуракаваляния с попытками продать её дороже, чем она стоит на самом деле; предприятие было должно контрагентам больше 100 миллионов. Мы только посмотрели правде в глаза и приняли волевое и непопулярное решение. При этом мало кто знает, что мы оставили городу ту часть электросетевого хозяйства, которая позволяет обеспечивать уличное освещение, а сам договор обусловили сохранением профиля.

Ещё важная вещь: я уже говорил, что мы заместили часть коммерческих кредитов бюджетными. Ставка у последних настолько мала, что, можно сказать, они бесплатные. Но получить их можно при условии выполнения жёстких требований, в частности это соблюдение норматива по числу муниципальных служащих. Ежегодно мы сокращаем штат на 10 %. Последний раз я произвёл сокращение за счёт своего блока — резал по живому. За два года расходы на содержание административного аппарата уменьшились примерно на 30 миллионов рублей.

Вообще в дальнейшем, думаю, нужно ждать каких-то принципиальных решений от федерации, потому что сами муниципалитеты — и мы в том числе — погасить долги в полной мере не смогут.

 

— Сокращение специалистов каким-то образом повлияло на работу администрации? Или это были не особо нужные люди?

— Нет, все были загружены работой. Оставшиеся перерабатывают. Чудес не бывает: если имеется определённый объём работы, то сокращение кадрового состава не приводит к уменьшению нагрузки. И здесь два варианта: либо делим обязанности между всеми, либо мне как руководителю приходится выполнять работу самому. Конечно, тяжело.

 

О дальнейшем развитии Рыбинска

— Каковы ваши принципы, приоритеты в экономическом управлении городом?

— Самый важный принцип — не присваивать себе ничьих достижений. Нужно понимать, что экономику Рыбинска делают крупные предприятия, в частности госкорпорация «Ростех». Отрицать это просто неразумно. Наша задача — создать условия для их эффективной работы. Все запросы, которые исходят от крупных предприятий, мы отрабатываем максимально быстро. Например, градостроительный план земельного участка «Вымпелу» мы выдали за день, разрешения на ввод в эксплуатацию объектов «Сатурна» делались в ручном режиме.

 

— Будущее Рыбинска за развитием промышленности?

— Конечно. Я уверен, что в будущем большую роль в развитии города сыграет Восточная промышленная зона. Там огромные площади, выполнена проектировка, но не хватает газа высокого давления. Для решения этой проблемы необходимо добиться включения в инвестиционную программу Газпрома строительства газораспределительной станции и отходящей ветки, направленной на Восточную промзону. Это потребует изменения схемы газоснабжения всей Российской Федерации.

Мы, можно сказать, сделали подарок будущему главе города — уже добились включения Рыбинска в эту схему газоснабжения. Когда будет принято положительное решение по инвестиционной программе Газпрома и газ высокого давления проведут к промышленной площадке в Копаево, туда зайдут новые промышленные предприятия.

Мы сейчас внимательно рассматриваем городские территории с точки зрения их эффективного использования. Долгое время на Логиновской работала городская топливная контора — раз в год в течение месяца продавала уголь населению. Это предприятие, занимающее не более гектара, фактически запирало огромный участок в шесть гектаров. Мы передали функции «Гортопа» в ДЭС, а освободившийся участок с железнодорожной веткой передали «Ярославскому бройлеру»: они построят там либо крупный комбикормовый завод, либо погрузочно-разгрузочный логистический узел. Так что теперь он принесёт городу больше прибыли.

Рыбинск с высоты птичьего полёта. Фото Алексея Ленёва

 

— Где Рыбинску взять деньги на реконструкцию не только исторического центра, но и других районов? Ведь всем хочется ходить по красивым улицам, видеть чистые фасады.

— Главная беда Рыбинска в том, что у нас сконцентрировано высокотехнологичное производство: рабочих не так много на единицу продукции. Главный источник городских доходов — часть от НДФЛ. Мы получаем лишь 30 % от этого налога, примерно миллиард рублей в год. И это очень мало. В Вологду, например, поступает три миллиарда.

Наши предприятия платят огромный НДС, огромный налог на прибыль, тем самым пополняя и областной, и федеральный бюджеты. Получается, что отдаём мы около десяти миллиардов, а получаем лишь один! Постоянно слышим призывы о создании новых производств. И что? В 2013-2014 году открыли «Русские газовые турбины» — совместное предприятие с General Electric. А доход от него в местный бюджет всего миллион в год! А мы только на дорогу потратили сто миллионов. Сколько мы эту дорогу будем окупать? Сто лет! В то же время федеральный и областной бюджеты получают от предприятия несоизмеримые суммы. Получается, что основными выгодоприобретателями от открытия высокотехнологичных производств являются вышестоящие бюджеты.

Озвучу несколько цифр. В 2015-м году из Рыбинска поступило в федеральный бюджет 1,5 миллиарда рублей, в 2016-м — 1,8 миллиарда, в 2017 — уже 3,7 миллиарда, то есть в два раза больше. В региональный бюджет в 2015-м году — 3,7 миллиарда, в 2016-м — 3,8 миллиарда, а в 2017-м — 4,5 миллиарда. При этом, в наш городской бюджет в 2015-м году поступило 1,75 миллиарда, в 2016-м — 1,74 миллиарда, в 2017-м — 1,72 миллиарда. Видите, как устроена сегодня бюджетная система? Чем технологичнее производство, тем больше страдает местный бюджет.

Эта проблема должна решаться на федеральном уровне. Она касается не только Рыбинска, так быть не должно. Ведь горожане, обеспечившие поступления в вышестоящие бюджеты, поработали больше, произвели и отгрузили больше продукции.

 

— В таком случае, каковы перспективы Рыбинска?

— Перспективы есть! Сейчас мы живём в рамках того бюджета, который сформировали сами. Его нужно выполнять чётко и последовательно. Мы должны научиться изменять городскую среду меньшими деньгами. Почему сейчас акцент на центр города? Для кардинальных изменений в центре не нужны большие средства. Вложив 10 миллионов в прошлом году и 30 в этом, мы получаем дополнительный синергетический эффект от частных собственников зданий. Здесь пересекаются многие интересы: история, культура, ЖКХ, даже образование. Почему наши дети уезжают в Москву, в Петербург? Далеко не только из-за заработка. В Рыбинске есть где работать. На них, в том числе, влияет атмосфера обшарпанных стен, неуютных улиц. Русский человек стремится к красоте. В Рыбинске есть поразительная красота, созданная нашими предками. Нужно только привести город в порядок. Человек, живущий в помойке, среди облезлых фасадов, не будет уважать своё прошлое, не будет воспитывать в себе внутреннюю культуру.

Исторический центр — это сердце Рыбинска. Давайте центр вылечим, и весь город постепенно станет здоровым. Пусть не сразу, но я верю — это время наступит.

  1. Интервью мелкого рестовратора,но не 1зам главы промышленного города.Нет градостроительной переспективы города.Печально когда строительством занимаются судовые механики и юристы.Отремонтируйте пешеходные лестницы с волжского моста-реставраторы мать вашу
    • Еще печальнее, когда товарищ с 3-мя классами церковно-приходской (5 ошибок на 3 предложения) пытается комментировать то, в чем не разбирается. Люди «с перспективой» загнали город в долги. Рудаков вырулил из такой финансовой дыры, что даже никто не верил в выход из этого тупика. Это раз. Насчет градостроительной перспективы — Рудаков впервые дал внятный градрегламент по зоне ОД ИЦ. Слышал про такую? Генплан и ПЗЗ обновил. Про промышленность. Он должен на форумах «рядом постоять», как областные? Занимается человек конкретными делами. На Красной помните облезлый забор? Начал масштабное обновление центра. Делает все по уму. Сначала сети меняет, потом мостовую и здания, вплоть до вывесок. Кто вообще центром так детально занимался?
  2. К стати о сетях! Теплоэнерго сказали,что их и менять то не надо было.От ваших масштабов голова кругом.Год назад также выпрыгивали из штанов преподнося супер светофоры.Год спустя полупустые глазницы.Может растущие долги газовикам за миллиард тоже заслуга г-на Рудакова.Что то затухли разговоры про концессионирование Теплоэнерго.Бывалый посоветуй своему шефу что б обратил внимание на сброс неочищенных стоков в Волгу от ИК-12 и со Слипа.В Рыбинске без году неделя,но уже корифеи градостроения Рыбинска.
  3. Красную площадь уже "вылечили". Народ туда почему-то не хочет идти. Езжу каждый день мимо этой "красоты" Всегда пустая. Сковорода, она и в Африке сковорода.

Поделиться мнением