Памятники культуры и истории, городские парки, могилы ветеранов, декоративные растения — всё это становится мишенями для тех, кто не ценит чужое и общественное. Они ломают, разрисовывают, воруют, сдают в металлолом. В народе и СМИ их считают вандалами, полиция осторожно квалифицирует действия как хулиганство, а их самих называет злоумышленниками. Но почему люди идут на такие поступки? И как с этим бороться?

 

Тяга к деструктиву

Разные источники по-разному трактуют понятие вандализма. С одной стороны, это форма разрушительного асоциального поведения человека, когда он оскверняет предметы искусства и культуры. Французская большая энциклопедия Grand larousse encyclopedique характеризует вандализм «состоянием духа, заставляющим разрушать красивые вещи, в частности, произведения искусства». С точки зрения права «вандализм — это преднамеренное разрушение или повреждение частной либо общественной собственности». Право и психология сходятся в том, что люди совершают такие дела обдуманно, то есть действительно хотят разрушать. Все случаи вандализма в Рыбинске можно разделить на две категории: разрушают либо для своей выгоды, либо «по зову сердца».

 

«Устрой дестрой»

Происшествий, которые попадают под перечисленные выше определения, в этом году особенно много.

В январе более 120-ти человек строили самую большую в стране снежную крепость, чтобы побить свой же рекорд и во второй раз попасть в Книгу рекордов России. Простоял красивый замок недолго. Уже через пару дней его сломали. В соцсетях писали, что сделали это дети, родители которых «просто стояли и смотрели». В историю и Книгу рыбинская крепость всё-таки попала — комиссия принимала решение по видео. Но вот увидеть её своими глазами многие так и не смогли.

Регулярная мишень для вандалов — Переборский парк. Зимой они сломали новые лавочки и урны. Ещё раньше едва не спалили «Ракету», устроив в ней пожар.

Весной под раздачу попал недавно отреставрированный самолёт на Скомороховой горе. Там разбили лампы декоративной подсветки и сломали несколько отделочных плиток.

В начале лета кому-то понадобились туи, высаженные у торгового центра на Плеханова. В земле деревья провели меньше дня. Камеры наблюдения зафиксировали момент похищения, но лиц и автомобиль преступников видно не было.

В этом же году разрушено место захоронения ветерана Великой Отечественной войны Якова Гусева на Южном кладбище. С его могилы унесли ограду и памятник, который простоял там 30 лет. Повредили и соседние участки. Родственники написали заявление в полицию.

В мае с площади Герасимова в Волжском украли 10 из 17-ти скамеек. Оставшиеся мэрия срочно увезла на хранение. Чуть позже лавки вернули, но на этот раз приделали намертво.

Совсем свежие случаи. В ночь с пятого на шестое августа мужчина выдернул из земли дорожные знаки на Советской площади, которые предупреждали о только что введённом здесь круговом движении. Момент попал на камеры наблюдения, но лица злоумышленника на них не видно, он до сих пор не найден. В начале августа нападению подвергся родник в Петровском парке. Среди прочего вандалы сломали крест над его крышей.

Все эти случаи произошли за последние восемь месяцев. В прежние годы вандалы отпиливали и пытались сдать в металлолом плащ Льва Ошанина, разбивали подсветку фонтана у «Авиатора» — тогда пострадали 24 лампы стоимостью 23 тысячи рублей каждая, ломали остановки и урны, били фонари на набережной, разрисовывали граффити фасады зданий в историческом центре.

Подсветку фонтана у «Авиатора» так и не восстановили

Практика показывает: частники чаще обращаются в полицию. Муниципальное имущество защищают хуже. В полиции говорят, под статью «вандализм» трудно подвести такие случаи, как, например, с туями, снежной стеной или самолётом. Это либо хулиганство, либо кража. Но с моральной точки зрения иначе как вандализмом подобное не назовёшь.

 

Что с этим делать?

В психологии и социологии есть такая гипотеза — «Теория разбитых окон». Её в 1982-м году сформулировали криминалисты Джеймс Уилсон и Джордж Келлинг. Согласно теории, разбитое в окне стекло и вовремя не поставленное на его место новое провоцирует людей разбивать и другие стёкла. За этим обязательно последует мародёрство.

Проще говоря, даже мелочи вроде одного разбитого окна красноречиво говорят окружающим о несоблюдении законов, общей запущенности и бесхозяйственности. Для незрелых людей это сигнал — здесь можно забыть о правилах.

Одно нарушение провоцирует другое, так уровень преступности может резко вырасти даже в самом благополучном районе. Учёные проводили немало экспериментов, и все они доказали, что малейшее проявление хаоса приводит к мотивации игнорировать правила. Делать это могут даже те, кто ранее не задумывался о нарушении. Авторы теории дали напутствие — не допускать подобного, если есть цель руководить благополучным городом.

Исторический факт. Транспортный департамент Нью-Йорка добился колоссального снижения преступности в поездах и на станциях метро, приняв решение моментально отмывать граффити. Каждую ночь в депо и на платформах уборщики смывали свежие надписи. В итоге вандалы потеряли всякую мотивацию: уже на следующий день их творение исчезало, и вагон снова приезжал чистым. Облагораживание сыграло решающую роль. В чистых и аккуратных вагонах преступники более не решались пойти против правил. За десять лет количество совершаемых преступлений снизилось на 75 %, а дирекция смогла начать закупку дорогостоящих новых поездов без страха, что они будут изуродованы на следующий же день.

Можем ли мы провести параллель с Рыбинском? Вполне. Возьмём тот же Переборский парк. После первой атаки вандалов никто не был наказан. Администрация демонстративно установила камеры наблюдения, но ситуации это не помогло. Вы можете вспомнить хотя бы один случай, когда камеры действительно помогли задержать вандалов или даже предотвратить их преступления? Повторные случаи не заставили себя ждать. Желающие что-нибудь сломать до сих пор регулярно наведываются в парк. И его не самый приглядный внешний вид служит отличной приманкой. Никто не мешает, никто не чинит. Значит, здесь можно делать, всё что захочется.

Психологи говорят: важно понимать первопричину, которая толкает человека на вандализм. Это может быть не только банальное отсутствие воспитания, но и неврологическо-поведенческое расстройство.

Любовь Сорокина, психолог: «К вандализму обычно склонны дети с синдромом дефицита внимания и гиперактивностью. Но это заболевание, которое сопровождается кондуктивным расстройством, и оно нуждается в терапии. Такие дети могут воровать, драться и унижать других. Они переступают через права и личностное пространство других людей, агрессивны, издеваются над животными. Но вандал может вырасти и вследствие негативного воспитания или полного его отсутствия со стороны родителей.

В возрасте от трёх до семи лет дети часто проверяют рамки социальной дозволенности и лояльности родителей к их поведению. Они уже осознанно могут сломать игрушку другого ребёнка или кулич в песочнице. И наблюдают, что им за это будет? Такие моменты нельзя игнорировать. Также взрослым всегда стоит помнить, что воспитывать прежде всего нужно себя. Ребёнок копирует поведение родителей или иных авторитетных для него людей».

Резюмируем. Чтобы остановить эпидемию вандализма необходимо действовать в нескольких направлениях. Во-первых, находить и наказывать вандалов — то, что большинство резонансных случаев так и остались не расследованы, только развязывает руки другим. Во-вторых, максимально быстро устранять последствия: закрашивать граффити, менять разбитые плафоны на фонарях, восстанавливать остановки и скамейки — не позволять разрухе разрастаться и «соблазнять» на новые акты вандализма. В-третьих, следить за своими детьми и в самом раннем возрасте пресекать любую тягу к уничтожению — сделайте вместе с ним скворечник или кормушку, покажите, что созидание лучше разрушения.

  1. Людей воспитывать нужно с детства. А сейчас, уже 27 лет их никто не воспитывает.

Поделиться мнением

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: