Начало 20-го века, революция разваливает на куски огромную Российскую Империю. Финляндия получает независимость и впервые за долгие столетия становится самостоятельным государством. В хаосе, охватившем пол-Европы, пропадают люди, документы, культурные ценности. Но иногда история возвращает то, что забрала. Сотню лет спустя финны, можно сказать совершенно случайно, нашли картину, считавшуюся утраченной. Нашли в Рыбинском музее-заповеднике.

 

К цели с двух сторон

Альберт Густав Аристид Эдельфельт — финский живописец шведского происхождения с французским академическим образованием. В 1881-м году он изобразил на одном из своих полотен (всего за 51 год жизни он написал их больше тысячи) двух детей благородного происхождения. Что происходило с картиной дальше — неясно. Точно известно, что в 1920-м она поступила в рыбинский музей из Государственного музейного фонда Петрограда, и все эти годы хранилась здесь под условным названием «Дети», иногда попадая в некоторые тематические экспозиции. Начало цепочке, соединившей Рыбинск и Хельсинки, положил заместитель директора Рыбинского музея-заповедника Сергей Овсянников.

Сергей Овсянников: «Я обратил на картину внимание, когда мы делали выставку к 400-летию дома Романовых. У нашей картины есть этикетка на обороте: „Владимирский дворец“. Это дворец великого князя Владимира Александровича в Петербурге, сына Александра II, брата Александра III. Мы решили, что всё, что относится к Романовым, мы повесим на отдельную, „дворцовую“ стену.

А тут мы ещё связались с великой княгиней Марией Владимировной, которая сейчас считается главой императорского дома. Из её канцелярии нам прислали дикое количество разных фотоснимков. И на одном из них я обнаружил каких-то очень похожих детей. Это оказались сыновья как раз того самого Владимира Александровича, и я подумал, что и на картине они — немножко облагорожены, приукрашены. Я выдвинул такую гипотезу и даже в рыбинской газете написал статью об этом в 2013-м. И на этом тема ушла».

Альберт Эдельфельт, «Дети», 1881 г. Холст, масло. Из коллекции Рыбинского музея-заповедника.

Но не закончилась история. В этом году информацию о картине нашла девушка из Финляндии по имени Сани Контула-Веб. Она закончила петербургскую Академию художеств и сейчас занимается культурными связями России и Финляндии. Если кто-то и мог почти случайно найти в рунете Эдельфельта, то это она.

Сергей Овсянников: «Более того, в государственном музее Финляндии есть эскизы к этой картине, на которых чётко подписано „who is who“. На картине действительно оказались великие князья Борис Владимирович и Кирилл Владимирович. Это тот самый Кирилл Владимирович, который в 20-х объявил себя главой императорского дома, и приходится дедушкой той самой Марии Владимировне, которая возглавляет дом сейчас».

Так круг замкнулся.

 

Из России с любовью

В Финляндии резонанс от новости о находке разошёлся гораздо дальше музейных коридоров: для северных соседей Альберт Эдельфельт — всё равно, что Суриков или Репин в России. Его работы выставлены во многих музея мира, например, в петербургском Эрмитаже, не говоря о главных музеях своей страны.

За репортажем о найденной картине в Рыбинск приехала съёмочная группа национальной финской телекомпании YLE. Журналист Эркка Микконен на хорошем русском с энтузиазмом рассказывает о важности полотна для своей страны.

Эркка Микконен: «Это один из самых знаменитых художников Финляндии, можно сказать, он точно входит в топ-5. В нашей стране никто не знал, где находится эта картина, поэтому история очень нам интересна. Я сам не специалист по искусству, но Сани сказала мне, что, возможно, это именно та картина, которая сблизила художника с царской семьёй. У нас в Хельсинки хранятся четыре эскиза к этой работе. После неё Эдельфельт писал и Александра III, и Николая II».

Репродукция эскиза к картине Эдельфельта «Дети»

Что будет после того, как отгремит сенсация? Сергей Овсянников говорит о планах открыть В Рыбинске мини-экспозицию, посвящённую неожиданной находке: музей-заповедник представит не только полотно, но и копии эскизов из Финляндии.

В будущем картина ненадолго отправится в страну Суоми, чтобы на время занять почётное место в ряду других работ автора, хранившихся весь этот век на его родине. И Санни, и Эркка Микконен, и Сергей Овсянников уверены, что это прекрасная возможность укрепить межнациональные культурные связи.

Для самих финнов, кстати, поиски не закончены. Из известных искусствоведам картин Эдельфельта многие всё ещё не обнаружены. Возможно, некоторые из них ждут своего часа в хранилищах других провинциальных музеев?