В Рыбинске вновь побывала съёмочная группа телеканала «Культура». Автор и ведущий программы «Пешком…» Михаил Жебрак поделился мыслями о городе и рассказал о том, как снимают популярную передачу.

— Михаил, почему захотелось рассказать именно о Рыбинске?

— Рыбинск — интересный город, с богатой историей и яркими архитектурными объектами — от заводов и электростанций до просто красивых зданий гражданского назначения. Живописные улицы, красивая набережная — многое из того, что я видел, не очень хорошо сохранилось. Но погулять, посмотреть можно. Любопытно!

— Ваша съёмочная группа приезжает в Рыбинск уже во второй раз. Какие впечатления сохранились после первой программы?

— Первый мой визит в Рыбинск был связан с проектом, предложенным РЖД: мы делали серию программ, посвящённых вокзалам. В итоге получился цикл их шести фильмов. Конечно, я рассказывал не только о самом вокзале: говорил о городе, его особенностях, истории. Например, мы были в Сочи, показывали великолепный вокзал, построенный по проекту архитектора Душкина, и, соответственно, рассказывали о городе.

Серия про Рыбинск начиналась с рассказа о так называемом «рыбинском направлении» — когда-то была такая частная железная дорога. Мы начинали с Виндавского вокзала в Москве — сейчас он называется «Рижский». Далее переместились в Рыбинск. И вот тут нас ждал сюрприз! Предварительно нам сказали, что реконструкция самого вокзала и прилегающей площади закончена. Никто никого не обманул — до официального открытия оставалось всего две недели. Но мы приехали уже снимать! Внутри пыль от штукатурки, всё в целлофане. Снаружи, на площади — штабеля тротуарной плитки, везде тракторы, дорожная техника. Крыша перрона снизу была ещё не подшита досками, они просто лежали в стороне. Вокзал не возможно было снять! Честно: мы испытали настоящий шок. Выручил оператор, его-то как раз весь этот ужас не смутил. Поговорили с директором вокзала, целлофан убрали за полтора часа, спустили временный электрический щит, который загораживал часть стены — ещё 15 минут. Понятно, что площадь не замостили. Но даже минимальная уборка позволила на следующий день приступить к съёмкам. Получается, на вашем вокзале я был первым посетителем! И откровенно скажу: это один из самых красивых вокзалов в России.

— Возникло желание вернуться?

— Если вы побывали в Рыбинске, вам, скорее всего, захочется вернуться. Администрация города легко пошла на контакт с нами: проблем со съёмками не было. Это здόрово, когда можно работать без всяких проволочек: все двери открываются, не нужно получать лишних согласований. Блестящая организация! Мы могли попасть на чердаки, подвалы, балконы — туда, куда простому человеку обычно не пройти.

В этот раз снимали в Рыбинске два направления, я называю их «два крыла»: «Верфь братьев Нобель» с одной стороны, а с другой стороны — шлюз, электростанцию, микрорайон ГЭС. Мы побывали на закрытых объектах — туда съёмочные группы редко попадают, но нам повезло. Поэтому, думаю, передача будет интересной, необычной. Знаете, что особо важно? Когда нас так тепло встречают, даже голос меняется. Хочется сделать больше, чем задумывали изначально. Находятся вдруг какие-то особенные моменты, незапланированные в сценарии. Я ведь до поездки всегда много читаю о городе: воспоминания, архивные источники, изучаю историю, подшивки газет. Но мелкие детали, «изюминки», появляются сами по себе: из разговоров с местными людьми, впечатлений, полученных от погружения в историческую среду города.

В Москве, например, тяжело работать. В Москве ты никому не нужен. Я спрашиваю: «неужели вы не хотите, чтобы пять миллионов зрителей телеканала «Культура» увидели фасад вашего здания?» В ответ — молчание. Понимаете? С тобой даже не разговаривают.

Фото из архива Михаила Жебрака

— Как проходят съёмки?

— Съёмочная группа состоит из семи человек. На студии материал обрабатывают специалисты по монтажу, так что, можно сказать, что весь фильм делают не более 10-ти человек.

Что касается самих съёмок — это двойная работа. Я готовлю текст, изучаю город по фотографиям. Здесь нужно и одновременно показать узнаваемые объекты, и с другой стороны, сделать это так, как до нас не делал никто. И в этом мастерство нашего оператора — Анатолия Марфеля, лауреата премии «Тэффи». У него каждый план оригинальный. Мы с ним как разные полюса, которые дополняют друг друга, образуя вполне органичное целое.

Часто он недоволен моим текстом, а я — теми планами, которые он берёт. Помню, снимали первую передачу у вас, возле сгоревшей пристани. Он меня прямо на неё загнал: я рассказывал о том, что некогда в этой части Волги водилась стерлядь. Я помыл руки в воде, встал, а вокруг балки ржавые, камни. Думаю, что за ерунду снимаем! Потом посмотрел материалы и сам просто изумился: гениальный план! Получается, оператор видит больше, чем мы с вами.

Фото из архива Михаила Жебрака

— Городской интеллигент с тростью — это ваш образ?

— Образ? Нисколько! Я такой и есть по жизни. Одежда, которую я ношу во время съёмок, мне удобна и привычна. А вот тросточка появилась случайно: я не профессиональный актёр, во время разговора размахиваю руками. Чтобы как-то сгладить эту неудобную привычку, мне в руки дали трость. Были эксперименты с подзорной трубой — но с ней я стал похож на Паганеля из романа Жюля Верна. А вот с тросточкой я, можно сказать, сроднился. Она, во-первых, удобна — можно указать на отдельные детали фасада или просто опереться, изменив позу. Во-вторых, эта оригинальная деталь, «фишка», как сейчас модно говорить, которая делает образ узнаваемым.

Каким остался Рыбинск в вашей памяти?

— Впечатления о Рыбинске? Вкусный кофе, гостеприимные люди. Биржа — шедевр, но вы это и без меня ведь знаете. Дороги ужасные! Одни из самых плохих дорог, которые нам встречались за время съёмок. По городу ехать невозможно, одни ямы. Вложиться бы в дороги, и всё было бы отлично.

Фото из архива Михаила Жебрака

В каком городе вам хотелось бы остаться?

— Я думал, что в старости буду жить в Осташково — это город в Тверской области, расположенный на берегу южной части озера Селигер. Я представлял себя этаким седым старичком со шкиперской бородкой, в вёсельной лодке. Люблю воду! На Волгу езжу несколько раз в год, в походы — с лодкой, палаткой. Поэтому и думал об Осташково — я хотел бы туда переехать. Готов ли я к переезду? Нет. Москвой я очень недоволен: здесь свои проблемы, свой ритм. Но это город, где я родился. Москва словно привязывает, расстаться с ней сложно.

— Что пожелаете Рыбинску?

— Рыбинск — город работящий. Я бы пожелал ему событийного туризма. Хочется, чтобы сюда приезжали люди, хочется, чтобы город был на слуху. Но тут тоже есть опасность: не нужно жить иллюзией, что туризм способен решить все экономические проблемы. Туризм — это лицо, внешность, бренд. На самом деле многие города мечтают об увеличении туристического потока, но ведь это требует строительства новых гостиниц, дорог, развития экскурсионных направлений. Такие усилия здесь, в российской глубинке, пойдут не впрок: не поедут к нам массово китайцы или японцы — мы не Венеция, не Рим. Так что развивать туризм для своих людей — дело благородное, но великой прибыли от этого ждать не стоит.

Поделиться мнением