«Нельзя сказать, что после принятия соответствующих мер курить стали меньше настолько, насколько ожидалось. Изменения в законодательстве вызвали в некоторой мере их неприятие среди курильщиков, потому что не определены рычаги контроля за исполнением закона. Если пациенты курят на лестничной площадке, ничего, кроме замечания, мы им сделать не можем. Бывают такие случаи, что больные с инфарктами, инсультами, находясь в палате интенсивной терапии, просят покурить, не понимая, что эта сигарета может стать последней в их жизни. Многие не понимают, а может, и не хотят понимать, что табакокурение увеличивает риск сердечно-сосудистых, онкологических заболеваний, заболеваний лёгких. И сегодня нельзя обойтись только одними запретами. Курить должно стать не модно.

На мой взгляд, после ужесточения антитабачного закона курильщики разделились на несколько категорий. Одни бросили курить, другие находятся на этапе внутреннего решения, серьёзно рассматривая вариант расстаться с сигаретами навсегда, третьи демонстрируют полное неприятие закона, при этом не уважая права некурящих граждан. Сколько раз приходилось наблюдать такую картину – на остановке общественного транспорта прямо в толпе курят молодые люди, и им неважно, куда летит дым от сигарет. Хотя, это, скорее, больше проблема воспитания.

Считаю, что со стороны законодательства можно принять и более жёсткие меры в борьбе с табакокурением, но ввести не просто запреты, которые на русских людей могут не иметь никакого влияния, а некие причинно-следственные «ряды». Например, если ты куришь, будешь работать на один час больше, или больничный лист тебе оплатят в меньшем размере. И эта система должна быть саморегулируемая, с учётом русского менталитета – важно смотреть, как люди реагируют на ограничительные меры».