Пышные платья ярких расцветок, блеск бриолина на волосах, зауженные брюки и, конечно, зажигательные ритмы музыки, которая вскружила головы молодёжи 60-х. На сцене Рыбинского драматического театра постановка режиссёра Антона Неробова «За двумя зайцами». Стильная, динамичная комедия, наполненная фарсом — это знакомая большинству зрителей история в новом, авторском прочтении.

 

«Это вам не как-либо что, а что-либо как!»

Неожиданные декорации — действие происходит в кафе, у барной стойки, под шипение старого радио; эффектное появление главного героя — Голохвастов въезжает на сцену на мотоцикле; и, конечно, головокружительные танцы в постановке Аллы Смоленковой. С первых минут становится понятно: ничего общего с классическим фильмом с Олегом Борисовым в главной роли не будет. Актёры Рыбинского драматического играют совсем другую историю, которая могла бы случиться в любом городе, в любом районе или дворе.

Свирид Петрович Голохвастов в исполнении Сергея Шарагина — не просто интеллигентный жулик, который мечтает поправить своё положение с помощью брака на некрасивой дочери богатых родителей. Это азартный игрок, готовый на риск ради миллионов. Флиртуя буквально с каждой женщиной, он помнит лишь о своей выгоде. Его главная ставка — Проня Прокоповна Серкова (Мария Сельчихина), девица грубоватая, но преисполненная романтичных грёз. Желая поразить всех вокруг «шикарным женихом», она совершенно не замечает игры, которую ведёт Голохвастов. В их уже сложившиеся отношения вмешивается тетка Прони, которая хочет «удачно» выдать замуж свою дочь Галю за «богатого пана».

Актриса Наталья Грацианова в роли Лымарихи неподражаема: взрывная и самоуверенная, она, кажется, готова на всё ради счастья своей Гали. Сидя верхом на Голохвастове, эта лихая торговка буквально вырывает из него обещание жениться на дочери, а чтобы закрепить клятву, оставляет их наедине.

Галя (Евгения Речкина) раздавлена обстоятельствами: она не смеет перечить матери и не в силах бороться за своё право на счастье. Стоя на коленях во время сцены помолвки, она беззвучно плачет перед беснующейся пьяной толпой.

Финал истории вполне предсказуем: Лымариха останавливает свадьбу Свирида Голохвастова и Прони Серковой, рассказывая правду об обручении с Галей и об истинном отношении жениха к невесте. Герой Шарагина не пытается оправдаться: он ведь игрок — всего лишь сделал ставку и не выиграл, хотя ничего и не проиграл.

А что со стилягами? Они не покидают сцены ни на минуту. Кавардак в отношениях главных героев словно усиливается пёстрой палитрой музыки и танцев. Внешняя обстановка 60-х контрастирует со старорусскими, незнакомыми современному человеку оборотами речи. Киевский Крещатик, где так мечтала прогуляться Проня с новым ухажёром, режиссёр политкорректно заменил на Летний сад. Серковы по-прежнему исполняют обряд благословения молодых на долгую жизнь в браке, только вместо иконы в ход идёт бабушкин портрет. И вот уже комедия превращается в фарс, в котором смешалось всё: время, место, отношения, оставив героев наедине с их пороками и страстями.

 

«У них тут всё по-модному»

— А вы знаете, что у пьесы много авторов? Более ста лет назад историю написал украинский автор Иван Нечуй-Левицкий, в его варианте это была драма под названием «На Кожемяках». Потом Михаил Старицкий убрал несколько персонажей, добавил куплеты — получился водевиль. Островский перевёл всё на русский язык — уже третья авторская обработка. В 1961-м году вышел фильм режиссёра Виктора Иванова — конечно, и в нём опять появилось авторское видение, говорит режиссёр Антон Неробов. — Я решил взять текст Старицкого: оказалось в нём полно странных слов, которых даже «Википедия» не знает! «Пипонька моя» — что это? Кто так говорит?

Особый язык режиссёр решил обыграть тем, что поместил персонажей в иную эпоху. Выбор на 60-е пал не случайно: период «оттепели», проникновения иностранной культуры, даже поклонения перед ней, принёс изменения и в привычный язык — появился сленг, на котором говорили стиляги, подражая порой выдуманным западным идеалам.

Авантюрный дух той эпохи удачно совместился с сюжетом пьесы: желание казаться модным, получить всё и сразу, разрушить традиции и устои.

Комедия абсурда, фарс, определяет жанр пьесы режиссёр. — За внешней комичностью скрывается драматизм ситуаций. Хотелось оторваться от украинской темы, сказать о том, что это обычная история, которая могла произойти в любом городе, районе. Потому и музыка звучит разная: украинская, польская, молдавская, русская, произведения Хоронько-Оркестра — в стиле джазового кабаре, — рассуждает режиссёр.

«За двумя зайцами» поставили всего за полтора месяца — короткий срок по театральным меркам. Изучение текста, отработка сцен, подготовка декораций, репетиции — весь процесс проходил на фоне гастролей, выступлений.

Спектакль для режиссёра — как дитя: после рождения он уже живёт, развивается своей жизнью, улыбается Неробов. — Мне хотелось показать, что за каждой смешной фразой или комичной ситуацией есть чья-то реальная трагедия. Хотелось, чтобы зрители увидели, насколько темы, поднятые в пьесе, актуальны здесь и сейчас. Ведь правду говорят: «Комедия — это трагедия, в которой вовремя закрыли занавес».

Фото автора

Поделиться мнением

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: