Митя Кузнецов: "Я иду по своему пути, ни на кого не оглядываясь"

18:04 | 1 октября 2013

С Митей Кузнецовым, рыбинским музыкантом, композитором, мультиинстументалистом, музыкальным продюсером в области этно- и фолк музыки я познакомилась совершенно случайно. В прошлом году в Рыбинский драматический театр он привозил ансамбль «Бело Платно», который называют эталоном сербской традиционной музыки. А уже этим летом я попала на два концерта в его «Усадебнике». Очаровала атмосфера самого места – дворик старого деревянного дома, высоченные липы, фруктовый сад, бревенчатый сарай, стена, увитая «девичьим» виноградом. И как контраст – современная аудиотехника. И конечно, музыка, затрагивающая в душе какие-то глубокие струны.

Митя Кузнецов с сербским ансамблем "Бело платно". Автор снимка Николай Петухов.

Эта наша встреча с Митей состоялась в конце сентября, когда летняя концертная площадка стояла засыпанная золотом упавшей листвы.

Светлана Бакунина, корреспондент: Митя, как вы пришли в музыку? Как получилось, что именно музыка стала играть в вашей жизни определяющую роль?

Митя Кузнецов, музыкант: Я начал петь с двухлетнего возраста. У моих родителей замечательные голоса, но профессиональными певцами они не были. Мама Евгения Львовна принимала участие в заводской театральной самодеятельности. Чуть позже меня отдали в музыкальную школу обучаться игре на аккордеоне. Отец в своё время купил аккордеон для себя, но инструмент так и стоял в шкафу. Маленьким я доставал его, растягивал меха, что меня очень привлекало.

Корреспондент: Многие знают вас по группе «Седьмая вода». Как начиналось сотрудничество?

Митя Кузнецов: Когда я уже учился в школе, меня познакомили с Дмитрием Соколовым, будущим руководителем фолк-группы «Седьмая вода». У него была задумка - создать группу и исполнять народную музыку. Но я на тот момент был безумно влюблён в ансамбль «Машина времени». Я тогда спросил Диму: «А «Машину времени» мы будем играть?» Он, видимо, понял, что если скажет «нет», то я уйду. И он ответил: «Да, конечно, сейчас мы уделим время народной музыке, а потом будем «Машину времени» играть». Это был в хорошем смысле слова хитрый ход, чтобы я остался. И это к лучшему, ведь таким образом он помог мне познакомиться с народной музыкой.

В конце 80-х годов рыбинский краевед Владимир Рябой хотел создать в ДК “Вымпел” музыкальную библиотеку, привёз из Киева массу записанных на ленточную плёнку редких записей в разных жанрах. У меня была возможность слушать их, и меня особо привлекла музыка народов мира. Одновременно я и сам начал сочинять музыку. Помню, как в 1988 году к нам в «Седьмую воду» пришла известный рыбинский историк Людмила Михайловна Марасинова, принесла свои стихи о Рыбинске и попросила написать на них музыку. В один день я написал сразу три песни и с одной из них - «В Слободке» - дебютировал как солист в «Седьмой воде».

Автор снимка Николай Козерин.

Корреспондент: А параллельно ещё чем-нибудь занимались?

Митя Кузнецов: Потом писал музыку на стихи поэтов «серебряного века». Получился целый альбом, который назывался «Сказ Времиря». Название я позаимствовал у поэта Велимира Хлебникова, у которого было стихотворение о стае времирей – птичках, парящих сквозь время.

В 1994 году о “Седьмой воде” узнал музыкальный продюсер из Бельгии Мишель Драшусов и предложил записать альбом с лучшими песнями группы. Записывались мы на студии в Москве. И так получилось, что мы с Мишелем подружились. Когда уже вышел диск «Седьмой воды», он мне позвонил и предложил поработать вместе – записать для российского рынка русские сказки. Вся музыкальная часть была возложена на меня. Тогда мне было всего 23 года, на меня сделали ставку как на композитора и исполнителя, тем более за границей. Я чувствовал большую ответственность. Поехал в Бельгию.

Корреспондент: Сотрудничество затянулось?

Митя Кузнецов: После «Сказки о царевне и семи богатырях» по Пушкину и «Царевны-лягушки» он попросил меня написать музыку к его документальному фильму о национальных парках Америки. Потом были фильмы о Китае, Шотландии.

Автор снимка Николай Козерин.

Корреспондент: Вернёмся в наше время. Над чем работаете сегодня?

Митя Кузнецов: Пишу музыку, реализую собственные идеи с музыкантами, актёрами, которые приезжают ко мне, летом с ними делаю совместные проекты - записываю звук, видео, а в холодное время года обрабатываю эти материалы. Прошлым летом, например, издал DVD-диск с выступления на моей сцене ансамбля старинной русской музыки «Русичи», с ними же снял клип. Летом в «Усадебнике» звучит живая музыка, а зимой работает невидимый цех по созданию аудио- или видео продукции. Это лето было очень плодотворным. Выступили: рыбинский «Оркестр Лунного Света», московский актёр и композитор Владимир Щукин, кантри-музыкант из Америки Юджин Вулф и французские менестрели Пикар. Сейчас я вплотную занят проектом с Юджином Вулфом, хорошо известным у себя в Америке кантри-музыкантом. Мы записали с ним студийный альбом, для которого я делаю аранжировку. Сняли материал для видео-клипа, с которым буду работать, когда выпадет снег. Последними в «Усадебнике» выступали французские актёры и менестрели Жульен и Наташа Пикар. Они ездили по многим странам мира и собирали различные песни – что ни песня, то изюминка. Это их способ путешествовать по миру и увидеть его изнутри. Мне очень понравился голос Жульена, близкий к бельканто, и я предложил ему сделать студийную запись. Тем более, он никогда не записывался. На самом деле под видом путешественника-менестреля скрывается очень серьёзный оперный профессионал. Жульен – один из участников Лионской оперы.

Митя Кузнецов и Юджин Вулф. Автор снимка Николай Козерин.

Корреспондент: Вы в нашем разговоре постоянно употребляете слово «Усадебник», а он, как я вижу, находится в «Этно-Кузне». Давайте внесём ясность в эти термины.

Митя Кузнецов: Этно-кузня – это моя усадьба и творческая мастерская, часть названия включает мою фамилию. «Этно» не только «жанр музыки», но и «народ». Поэтому можно перевести, как «народная кузня». Слово «Усадебник» – моя придумка. Это нечто родственное концертам-квартирникам, только на уровне усадьбы, а не квартиры. Думаю, в своей идеальной форме «Усадебник» возможен только здесь. На этот образ работает сложившаяся с годами обстановка - стены, дом, сад, вековые липы. Порой ощущение, что само всё создаётся, и даже люди сами едут. На «Усадебники» приходят 50 – 100 человек, но затем записанный вариант услышат десятки тысяч в Интернете, на аудио или DVD-дисках.

Автор снимка Николай Козерин.

Не так давно специально для съёмки видео-клипа к Мите Кузнецову приезжал ансамбль старинной русской музыки «Русичи». Снимали его на Родине адмирала Ушакова в селе Хопылёво под Рыбинском.

Митя Кузнецов: Когда я опубликовал клип в Интернете, в первые же дни была тысяча просмотров. Многие написали, что даже не подозревали о том, что сегодня существует такая музыка. Для меня это важно ещё и потому, что люди узнают о моём родном Рыбинске и его богатой истории.

По мнению рыбинского музыканта, проблема сегодняшнего времени в том, что многие организаторы мероприятий считают: люди приходят на концерты только за одним - развлечься. Их убеждённость в этом настолько велика, что в эфир выходит только их видение, а всё остальное остаётся «за кадром». В реальности происходят совсем иные вещи. Да, люди потребляют развлекательный продукт, смотрят и привыкают к нему. Но когда показываешь им другую сторону – первая реакция - они не понимают, что происходит, но чувствуют, что их что-то «цепляет». Мышлению, которое привыкло только к «развлекаловке», сложно сойти с «рельсов». Но когда они начинают осмыслять «другую» музыку, близкую к корням, понимают, что она помогает им открывать в себе совершенно другие стороны, заставляет работать сердце, душу и сознание. Человек начинает меняться к лучшему, у него появляется желание что-то делать, творить, жить, любить, появляется другое нравственное отношение к жизни, потому что он приобщается к традиции, культуре и своему прошлому.

Митя Кузнецов: Зачастую творческие люди, стоящие в стороне от массовой культуры, не верят в свой потенциал и востребованность. Нужно перебороть страх и заниматься своим любимым делом. Мы слишком зависимы от оценки окружающих людей, но критика зачастую просто губительна для творческого человека. Критикуя, люди больше озабочены собственной значимостью, чем пользой для автора. Надо найти в себе силы не слушать критику и делать то, что тебе подсказывает сердце. Пусть даже неумело вначале. В каждом человеке есть Божественное начало, талант. Мне не столь важно мнение того или иного человека, важнее слышать, что через меня сейчас хочет сказать Творец. А большего критика, чем я сам, для себя никогда не найду.

Корреспондент: Меняется время, меняется музыка. Я не думаю, что люди готовы воспринимать фольклор в его изначальном варианте…

Митя Кузнецов: На самом деле так, поэтому народную музыку из изначального варианта нужно перевести на современный язык. Но это не означает пойти на поводу у массовой культуры, нагрузив этно-музыку электроникой и жёсткими ритмами. Просто переосмыслить и преподать её по-другому, сохранив первозданный образ, и сделать это нескучно. Важно, чтобы люди при этом ощущали вдохновение и душевный подъём. Мир бьёт человека, его внутренние «болтики» развинтились. Он пришёл, послушал - тут подтянулась гаечка, там, и он снова в строю, опять готов работать, любить, творить и совершенствовать свою жизнь.

Корреспондент: А какую музыку слушаете вы сами?

Митя Кузнецов: Сейчас мало слушаю музыку, мне достаточно того, что делаю сам и с кем сотрудничаю. Я переслушал за свою жизнь много музыки разных культур. Из любимых - кельтская музыка, балканская, кантри, иногда классическая, а в основном - это фолк. Но сейчас больше люблю тишину, звуки окружения, природы, голоса своих детей в доме. Для этого нужно было «дозреть». Тишина даёт возможность прислушаться к себе, услышать ту музыку, которая звучит в тебе самом. Многие этого боятся, но это моё нынешнее состояние.

Автор снимка Михаил Тарасов.

Время летних «Усадебников» на открытом воздухе у Мити Кузнецова закончилось. Что же он предложит рыбинскому зрителю в холодное время года? Когда летом приезжал Владимир Щукин - композитор и актёр, «душа и голос» музыкальной поэзии «серебряного века», творчество которого любили и любят русский композитор Георгий Свиридов, русский писатель Валентин Распутин, певица и актриса Елена Камбурова, митрополит Антоний Сурожский и многие другие, он говорил, что выучил наизусть и читает сейчас вживую «Евгения Онегина» Пушкина, перемежая его своими песнями. Это должно быть очень красиво и, возможно, именно это услышат рыбинцы этой зимой.

Фото из личного архива Мити Кузнецова.

Автор: Светлана Бакунина
+14
+ Добавить комментарий
Квартиры в Мариевке- новости


Читайте также