Дамы из пятидесятых, викинги и кровавые зомби. Ольга Моль и сорок чемоданов её творческих идей

17:51 | 14 августа 2017

Девушка в бигуди, укрывшись одеялом, спит в обычной металлической кровати. Рядом стоят домашние тапочки, со спинки свисает неряшливо брошенный халат. В этой фотографии не было бы ничего примечательного, если бы не окружение. Девушка видит сны не в хрущёвке, а на Соборной площади, и фоном служат не стена с ковром, а Спасо-Преображенский собор и утреннее предрассветное небо.

Это фото, сделанное больше пяти лет назад, моментально разлетелось по только набиравшим силу соцсетям. Тогда про Ольгу Моль узнали если не все, то многие. Про «ту самую в бигуди у собора» говорили в транспорте и писали в газетах. Она первая в городе выступила с манифестом против безликих фотографий и сломала устойчивый образ послушной модели. Моль — не безвольная девушка на фото, которой фотограф крутит, как хочет. Моль сама решает, каким будет снимок, его атмосфера и настроение, а фотограф у неё в помощниках.

Спустя все эти годы Ольга продолжает удивлять своими фотоисториями и помогает другим хоть и на время поменять серую реальность на дух пятидесятых или мир своих фантазий.

Интересная история костюма — так говорит о своём творчестве сама Ольга Моль. Началось всё с мысли: как выглядели люди в разные времена? Более пяти лет, точно уже не помнит сама, она примеряет на себя разные образы и воссоздаёт их для других. Для неё это не дело жизни, не хобби и не способ заработка — это как «бутылка водки», отдушина и возможность воплотить безумные, а иногда и хулиганские идеи. Фотосессии, клипы, исторические реконструкции, реклама — девушка воплощает свой талант везде, где получается.

Создавая образ, Ольга точно знает, что увидит на фото. Она совершенно не дружит с техникой: не берёт в руки камер и не интересуется обработкой. Съёмка постановочных сцен — задача фотографов и операторов. Они же её единственные помощники. В остальном она человек-оркестр: сама продумывает сюжет и образ, делает макияж, грим и причёски, подбирает или перешивает костюмы.

Большинство работ Ольги — своего рода исторические реконструкции. Но она не стремится абсолютно точно, как того требует история, воссоздать антураж и внешний вид людей. Акцент ставится на особенности гардеробов и макияжа: лосины, начёсы и разноцветные тени в 80-е, невообразимые стрелки и элегантные платья из 40-50-х, соблазнительные корсеты XVIII-XIX веков.

Ольга Моль:

«Меня интересует всё, что прошлое. Мода сейчас отсутствует, все ходят помытые, простоволосые и не пойми в чём. Раньше же была особая эстетика: дамы тщательно собирались, делали причёски, был определённый этикет. В идеале откликнуться на внезапно возникший в голове образ, быстро подобрать какие-то юбочки, платья, смастерить к ним шляпки подходящие и позвать нужного фотографа. Да-да, у каждого из них свой неповторимый стиль, который я узнаю даже без подписи. Не люблю долгих сборов, репетиций и подготовок. Обычно самые удачные работы получаются спонтанно».

Её кладезь — хранилище костюмов. Название творческой лаборатории «40 чемоданов» буквально отражает количество сумок с одеждой. Впрочем, сейчас их уже больше, чем сорок. Платья и аксессуары появляются в коллекции Ольги порой совершенно случайно.

Ольга Моль:

«Легче всего у меня найти костюмы из 40-50-х. Они достались от бабушки. Настоящие, такие, какие были на самом деле. Есть у меня ещё, так сказать, добрые поставщики. Например, недавно одна женщина подарила форму французской горничной, она работала в ней в Париже. Пока думаю, чего бы такого с ней сделать».

Иногда фотоистория рождается от вида одной вещи. Так произошло, например, с милицейской формой.

— Нечаянно сняли клип на песню «Ленинграда». Баловались с Юрием Шаровым и нашими актёрами, сняли видеоряд с образом милиционера-зомби. Он сказал: «Что-то мне это напоминает». И стал потом дорабатывать сам. Версий клипов много, и мы вот свою сделали, — вспоминает Ольга.

Сейчас она работает художником-оформителем, и времени на воплощение «свободных» замыслов немного. Приглашения в проекты в качестве модели, костюмера, гримёра, постановщика не иссякают, но даже творческая личность голосует за стабильность.

Сегодня Моль реже появляется в кадре сама, чаще фантазирует для тех, кто мечтает перевоплотиться в героя её необычной истории. Весной она делала проект с фотографом Анастасией Тараненко на поствоенную тему в музее на ГЭСе. Интерьер, располагающая обстановка и богатая коллекция костюмов позволили создать для заказчиц десятки образов.

Ольга Моль:

«Как я это делаю? На этапе запроса показываю то, что подошло бы по теме, исходя из желания людей. Если у меня есть подходящие костюмы, берём всё это в охапку и выбираемся куда-то. Нравится делать постановки на природе. У нас в Рыбинске масса красивейших мест! Столько необычных фонов, как в городе, так и за его пределами. Там, где снимали фильмы, остались замечательные декорации. Дальше просто делаем много разных кадров, всё перемериваем, веселимся. Даже если съёмка должна быть трагичной, у меня почему-то у всех на площадке щёки болят от смеха. И в итоге получаем на снимках именно то, что я заранее видела. Как оно и должно быть. С видением фотографа мои желания обычно совпадают на 90%. И клиенты всегда довольны».

Душевные кадры вызывают ностальгию по советским традициям. Вот колоритные женщины чаёвничают в столовой, а говорливая буфетчица рассказывает все местные сплетни. А вот они же на ярмарке показывают друг другу сделанные своими руками бусы и платки, а мимо в шапке-ушанке, ухмыляясь, торопится деревенский мужичок, везёт на салазках в избу дрова.

Ольга — завсегдатай исторических реконструкций в Москве и Петербурге. Из последних — постановка боёв войны Юга и Севера. Скоро планирует поехать на реконструкцию Великой Отечественной:

— Буду за немцев, добровольной помощницей СС. Все хотят быть хорошими — русскими. Но кому-то надо и на стороне врагов «повоевать». Решила поддержать.

Летние съёмки Ольга предпочитает зимним. Найти заброшенный песчаный карьер, разорвать и наполовину сжечь реквизит до состояния рубищ, нанести грим из туалетной бумаги, красок и кетчупа, извалять моделей в грязи и создать настоящий зомби-апокалипсис — истинное удовольствие художника. Но для холодного времени года у неё тоже есть идеи. Съёмка в одеждах эпохи викингов с волками на фоне снежного леса осталась в памяти самой модели как не самая сложная и опасная, но одна из самых красивых, по мнению её подписчиков в соцсетях.

Ольга Моль:

«Это скрещенные с волком собаки, они были очень послушными и мне понравилось работать с ними. Нашли заводчика этих зверей, единственного в Ярославской области, и договорились с ней поработать. Благодаря отличной дрессуре и помешанной крови они уже не так смотрят в лес, как настоящие волки».

За время экспериментов и поисков у Ольги появился неповторимый стиль, в котором превалируют мистичные образы с налётом готики и колдовства. Глядя на эту улыбчивую и яркую девушку, поначалу в это сложно поверить. Сейчас она вынашивает идею фотосессии в стиле «Мастера и Маргариты».

Уже присмотрела девушку-брюнетку на роль героини, есть у меня и клетчатый пиджак, и примус. Вижу в образе Кота-Бегемота одного рыбинского чиновника, мечтаю его уговорить сниматься, но пока не знаю, как это сделать. Вот прямо представляю его: «Сижу, примус починяю», — смеётся Ольга Моль.

Заказчики ради интересного образа иногда готовы на всё. Однажды для превращения молодого человека пришлось приклеивать чёлку намертво, вопрос «что будет потом?» его не волновал. «Побреюсь налысо» — успокаивал он и себя, и Ольгу.

Ольга Моль:

«Жаль, не всегда удаётся уговорить девушек сняться в придуманных мною образах. „А вдруг я буду некрасивая?“ — говорят они. Да, няшности всякие — это не ко мне, у меня основательный макияж и прочее. Уж если зомби — то это зомби, без прикрас. Увидишь живьём — испугаешься. Зато в итоге они, как настоящие».

Городские постановки часто привлекают внимание жителей. Идеалы творчества разделяют не все, некоторые грозят вызвать полицию, завидев подготовку к съёмкам.

«Мы же не нарушаем ничего, так, хулиганим немного. Однажды заприметили раскопки на Чкалова, пошли там поэкспериментировать, к нам полицейские подошли. Но всё же не прогнали. На железной дороге снимали, конечно, до поездов. А ещё хочу сделать серию „Гусь, свинья и товарищ“. Три героя будут ходить по городу, носить друг друга на носилках, с гармошкой. Никаких бутафорских пятачков и клювов из „Фикс-прайса“, я бы их перевоплотила как надо. Но они обязательно должны гулять в дымке. Для этого надо бы использовать настоящую „дымовую завесу“. Она стойкая и густая, опасно для автомобилей, а они даже рано утром на улицах есть. Боюсь, никто нам не разрешит этого сделать. Но мечта такая есть».

Откуда берутся в голове этой девушки удивительные идеи, не знает даже она сама. Мгновенно придумать и до мелочей просчитать образы, на ходу угадать настроение для удачного фото и воплотить его — то, что отличает Ольгу Моль. Она не считает, что делает нечто особенное, просто чувствует себя счастливой в моменты, когда может творить.

Ольга Моль:

«Всегда испытываю эйфорию во время съёмки и пока жду фотографии. Потом смотришь, радуешься — какие мы все молодцы. Это отдохновение, уход от быта. И самая большая мечта — чтобы всегда была возможность этим заниматься».


Фото из архива Ольги Моль

Автор: Людмила Ершова
+13

Комментарии  

0 #3 Луи 16.08.2017 08:29
какие классные спинки у кровати на последнем снимке!
но идея композиции , считаю, позаимствовано с картины Флавицкова "Княжна Тараканова".
И почему нет названий у фото!? Последнее можно было бы назвать "Русская Атлантида " или " Плачь по Мологе", а первое - "Лицом к клиенту" или " Жертва реформы ЖКХ" :D
Если че, то я всегда за креатив! Желаю удачи художнице!
+4 #2 Луиза 15.08.2017 19:08
Мне очень понравилось! Неповторима!
-7 #1 Татьяна 15.08.2017 09:47
Одно слово - МОЛЬ

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Квартиры в Мариевке / окт2017 - новости


Читайте также